Эксклюзивно для еженедельника «2000»

Парижский саммит – послесловие

Закон о фейковых выборах

№47(931) 22 — 28 ноября 2019 г. 20 Ноября 2019 4.8

На прошлой неделе я отмечал, что голосование по законопроекту о купле-продаже земли сельскохозяйственного назначения станет для власти настоящим экзаменом на способность контролировать ситуацию в стране и продвигать вызывающие неоднозначную реакцию в обществе решения.

Можно констатировать, что экзамен сдан, пусть и на «троечку». За принятие законопроекта проголосовали 240 депутатов, 227 «слуг народа» из 254, которые были подкреплены голосами 13 независимых народных избранников. Известно, что искать голоса пришлось всеми доступными средствами, методом кнута и пряника, причем в числе поддержавших законопроект оказались активно выступавшие против него нардепы Александр Дубинский и Максим Бужанский (их считают ориентированными на Игоря Коломойского) и несколько депутатов, избравшихся по мажоритарным округам, от Оппоблока.

Т. е. переговоры пришлось вести с ключевыми и находящимися в напряженных отношениях между собой олигархами. И факт, что договориться удалось, позволяет сделать несколько важных выводов. Во-первых, противоречия между ними не прошли точку невозврата, а носят вполне рабочий характер, они способны поладить как между собой, так и с властью, причем в полной мере это относится и к Игорю Коломойскому. Во-вторых, власть по-прежнему остается в критической зависимости от олигархов, а значит, кардинальных изменений в сложившейся за годы независимости системе принятия решений ждать не приходится.

Очевидно и то, что монобольшинства уже не существует в принципе. Более того, группа депутатов, железобетонно поддерживающих Банковую в любых инициативах, относительно невелика. Стремлением укрепить дисциплину в президентской фракции, преподать урок всем обусловлено оперативное исключение из нее двух депутатов (из 25), которые не голосовали за земельный законопроект. А между тем, похоже, уже на следующей пленарной неделе Раде придется принимать еще более сложное решение.

Двуликая Европа

15 ноября новостные ленты облетело сообщение, что дата встречи в «нормандском формате» согласована, и состоится она 9 декабря. Это, дескать, официально подтверждено в Киеве, Берлине, Париже. Правда, сообщения из Парижа и Берлина содержат лишь ссылки на источники в правительствах Франции и Германии, а Банковая информировала о дате встречи в сообщении о телефонном разговоре Зеленского с Макроном.

Из Москвы комментариев не было, что породило определенный ребус для всех политических комментаторов. Лишь 17 ноября помощник президента России Юрий Ушаков заявил: «Я не могу сказать конкретные сроки, потому что это пока обсуждается, но очевидно, в этом году». Это было воспринято как сигнал, что в Москве решение об участии в анонсированной встрече еще не принято.

Но уже на следующий день Дмитрий Песков сообщил: «Нормандский формат» запланирован на 9 декабря, это действительно так, подготовка ведется и уже вступила в завершающую стадию». Подтверждено это было и в коммюнике относительно состоявшегося в тот же день телефонного разговора Путина и Макрона. При этом во всех российских заявлениях говорится о «планируемой» встрече, а это очевидный лексический и дипломатический нюанс (бывает ведь, что планы срываются).

Также по итогам переговоров с Макроном сообщалось: «С обеих сторон подчеркнуто, что проведение такой встречи должно реально способствовать скорейшей и полной реализации Минских соглашений».

В прошлом номере я отмечал в сообщении Кремля о телефонных переговорах с Ангелой Меркель слова о том, что «президент России и канцлер Германии отметили важность полного и неукоснительного соблюдения минского «Комплекса мер» 2015 года и других договоренностей, направленных на содействие урегулированию внутриукраинского конфликта», сделав вывод, что Париж и Берлин отказались от попыток кардинального пересмотра Минских соглашений в соответствии с пожеланиями Киева. Нужно понимать, что подтверждение этому получено и в разговоре Путина с Макроном.

В общем, в Москве демонстрируют сдержанное отношение к предстоящему саммиту, не исключая (на уровне тонких дипломатических жестов и намеков) его отмены, поскольку опасаются, что Киев отыграет назад либо не выполнит свои обязательства, данные на стадии предварительных переговоров, которые, нужно понимать, без огласки напряженно шли все предшествующие дни.

В сообщении пресс-службы Кремля о разговоре с Эммануэлем Макроном особо указывается, что «отмечена необходимость выполнения Киевом обязательств по политическим аспектам внутриукраинского урегулирования. Прежде всего речь идет о вступлении в силу закона об особом статусе Донбасса (действие нынешней его редакции истекает 31 декабря. — С. Б.)». Близкая по смыслу ремарка содержалась и в пресс-релизе о разговоре с Ангелой Меркель, причем в обоих случаях без уточнения «стороны согласились» или т. п.

А несколько ранее (когда позиция Москвы была неясна) Дмитрий Песков дал комментарий, что лидеры «нормандской четверки» не понимают, как Киев будет согласовывать закон об особом статусе Донбасса с непризнанными республиками. «Это такой краеугольный закон, а главное, его предстоит согласовать с ДНР и ЛНР, а до сих пор Киев исключает прямые контакты. Как они будут согласовывать, в каком формате? То есть тогда появится больше вопросов», — передает его слова ТАСС. Песков добавил, что «нормандская четверка» рассчитывает на понимание Киевом того, как им дальше себя вести, и «что делать с этим законом».

Следует обратить особое внимание на то, что 9 декабря это понедельник, а предшествующая ему неделя — первая пленарная для Верховной Рады после того, как дату удалось согласовать. Именно на ней, судя по всему, и предстоит принять новую редакцию закона. Подчеркну еще раз — это станет для Зеленского серьезным экзаменом, ведь только протесты общественности после подписания «формулы Штайнмайера» в Минске заставили его резко изменить позицию.

А тут придется искать голоса в Раде. И если это не удастся, то о чем разговаривать с тем, кто не способен реализовать договоренности по продвижению к миру? — спросят в Москве.

Видимо, дабы помочь Зеленскому, в Киев направился министр иностранных дел Германии Хайко Маас. Также в сообщении пресс-службы Зеленского о разговоре с Макроном анонсирован визит последнего в Украину, правда, без указания даты. Содействие визитеров, нужно понимать, будет носить двоякий характер. С одной стороны, они будут общаться с теми, кто может воспрепятствовать принятию законопроекта, с другой — не жалеть обещаний, слов о поддержке Украины. В общем, демонстрировать, что Франция и Германия делают для Украины все возможное.

Именно в этом ключе выдержано интервью также находившегося в эти дни в Киеве спецпредставителя президента Еврокомиссии по Украине Эльмара Брока, которого опубликовавшая его «Европейская правда» охарактеризовала как соратника Меркель и старожила европейской политики. Общий лейтмотив — демонстрируйте свою приверженность поиску мира, тогда вся вина за торможение мирного процесса будет ложиться на противоположную сторону, а вам обеспечена полная поддержка Европы, в т. ч. и в санкционном вопросе. Присутствует даже мягкий намек на возможность присоединения к НАТО. В перспективе.

Касательно же модальностей волеизъявления Брок отметил: «фейковых выборов не будет, если только Украина на них не согласится. К примеру, сейчас условий для них нет, потому что для выборов явно недостаточно разведения войск на этих небольших участках и обмена заключенными. Чтобы говорить о выборах, должен быть установлен контроль над внешней границей, должен быть решен вопрос медиа (работы украинских СМИ на оккупированных территориях. — ЕП), надо решить что-то с правом голоса людей, которые уехали с Донбасса, и многие другие вопросы. Но надо с чего-то начинать шаг за шагом».

Напомню, что закон об особом статусе был принят в 2015 г. в соответствии с Минскими соглашениями со сроком действия до 2018 г. В конце 17-го он был продлен до 1 января 2020 г. Причем представители тогдашней власти в кулуарах ВР необходимость его принятия объясняли так: «нам сказали, не будет закона — будут сняты санкции». Нет нужды объяснять, что действующим документом он так и не стал.

Так что по большому счету принятие или непринятие нового закона об особом статусе, продление действия нынешнего является формальной демонстрацией следования Минским соглашениям. В том же режиме он может существовать и дальше, ничуть не приближая к выполнению политических пунктов Минска, по которым пока существуют коренные противоречия.

Ведь неоднократно в Киеве на самом высоком уровне заявлялось, что все уступки (подписание «формулы Штайнмайера» и т. п.) нужны лишь для того, чтобы состоялась сама встреча, а уж на ней Зеленский по сути потребует кардинального пересмотра Минских соглашений. Провластными спикерами неоднократно заявлялось о «красных линиях», в противном же случае Украина перейдет к плану Б, предусматривающему полную изоляцию неподконтрольных территорий. Причем давалось понять, что для Киева такой вариант даже предпочтительней.

Живучие санкции

После состоявшейся месяц назад в Токио встречи Владимира Зеленского со Штайнмайером эти разговоры поутихли, но буквально за сутки до того, как стала известна вероятная дата саммита, Вадим Пристайко сделал очередные заявления о том, что Украина готова выйти из минских договоренностей, если процесс урегулирования ситуации в Донбассе будет затягиваться:

«Это очень непопулярное заявление, и оно наверняка не понравится нашим западным партнерам, но для нас Минск — не самоценность. Самоценность — наше выживание как нации. И если мы увидим, что они не срабатывают и это длится много лет и ведет нас в постоянное затягивание бесконечного процесса, то рано или поздно будет принято решение о выходе из минского процесса».

Пристайко добавил, что альтернативой соглашения может стать миротворческая миссия. Причем, как он считает, особенности мандата такой миссии могут обсудить на саммите «нормандской четверки». В качестве примера министр в очередной раз привел «кипрский вариант».

Уже когда дата 9 декабря была обозначена, Пристайко сделал новые заявления. По его словам, все участники переговоров в «нормандском формате» уже одобрили краткий итоговый официальный документ, с «осторожным подходом», т. е. без «слишком амбициозных задач», но «если в ходе разговора лидеров будет достигнут какой-то прорыв (а мы хотели бы на это надеяться), то оперативно будет подготовлен новый документ».

Что подразумевается под прорывом, можно понять из его следующего заявления.

«На сегодняшний момент альтернативы Минским соглашениям не готовятся. Но если лидеры придут и скажут — и мы к этому готовы, — что этот пункт, очевидно, устарел, этот — нежизнеспособен, давайте его переформулируем, так лидеры иногда делают. Никто не может запретить лидерам признать, что за пять лет Минские соглашения не продемонстрировали своей живучести, не принесли мир в Украину, потому их надо адаптировать... И лидеры должны сказать: давайте спокойно без истерики посмотрим, никто ничего не меняет, ни от чего не отказывается, но эти пункты должны быть изменены, адаптированы к реальности».

Таким образом, очевидно, что попытку перелицевать Минские соглашения, ссылаясь на «мнение украинского народа», Зеленский в Париже предпримет. Но много ли у него шансов если уж не добиться этого, то хотя бы заручиться поддержкой Макрона и Меркель, учитывая, в частности, приведенные выше заявления Брока?

Приведу мнение известного российского политолога, в прошлом депутата ГД Сергея Маркова:

«9 декабря состоится Нормандский саммит с участием Путина, Зеленского, Макрона и Меркель. Это определенная уступка со стороны Путина в адрес Макрона и Меркель, потому что ранее Москва требовала от Киева сначала подробного плана реализации Минских соглашений, а только потом саммит для утверждения этого плана.

Цель Зеленского — вместе с Меркель и Макроном добиться от Путина «Минска минус», то есть отказа от особого статуса Донбасса в Конституции Украины и отказа от всеобщей амнистии.

Цель Путина — с помощью Макрона и Меркель добиться от Зеленского согласия выполнять Минские соглашения в полном объеме. И чтобы Зеленский дал план. Который можно проверять.

Цель Макрона и Меркель — добиться хоть какого-то соглашения между Путиным и Зеленским, чтобы объявить, что Минские соглашения начали выполняться, и теперь можно подумать об отмене санкций против России понемногу. Санкции ими уже давно рассматриваются как ошибка».

Действительно, согласие Москвы на саммит на фоне ранее выдвигавшихся ею требований выглядит как уступка, на которую та пошла с явно демонстрируемой неохотой. Поэтому неудивительно, что пока в Москве хранили молчание относительно даты 9 декабря, появились инсайды, дескать, решение о саммите в этот день принято явочным порядком без России, и ей предъявлен ультиматум: за срывом встречи последует новый пакет санкций. Косвенно подтверждало это и другое событие, случившееся в это же время: Россия вернула Украине корабли, задержанные во время инцидента в Керченском проливе.

Но версия о европейском ультиматуме, похоже, нужна лишь для воздействия на патриотическое сообщество в Украине. Ведь не только россияне, но и официальные киевские лица (Вадим Пристайко) признают: главная причина активизировавшихся в последнее время усилий Берлина и Парижа по урегулированию украинского конфликта не в «любви» к Украине, а в стремлении поскорее устранить главное препятствие укреплению российско-европейских отношений в ситуации, когда сложившийся на Запада дискурс не позволяет им открыто обвинить Киев в саботаже мирного процесса.

Снова процитирую Брока: «То, что санкции до сих пор действуют, — невероятно, учитывая разногласия в Европе. Это настоящее чудо — но оно происходит уже пять лет подряд». Поэтому вероятным выглядит предположение, что причиной уступок Москвы стал не кнут, а пряник — отмена санкций (постепенная или нет), причем прежние жесткие требования России могли быть не более чем переговорной позицией.

К слову, решение об их продлении ЕС методом консенсуса должен принять как раз в декабре. Последние разы оно проходило с большим скрипом, а год назад сохранить санкции удалось в значительной мере благодаря инциденту в Керченском проливе.

Подытоживая, можно сделать следующий прогноз: никаких прорывных решений — как в плане конкретизации выполнения Минских соглашений, так и их пересмотра — принято не будет. Итогом станет краткое заявление с акцентом на гуманитарный аспект и обещанием договариваться дальше по политическим вопросам.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Захвати пса на выборы – селфи с бюллетенем уже не в...

Сегодня многие британские избиратели, следуя примеру премьера Бориса Джонсона,...

Парижский саммит – послесловие

Зеленский и его коллеги-руководители, пожалуй, нуждаются в более качественном...

На заре полицейского ренессанса

Принимая во внимание внутренние проблемы Зеленского, партнеры дали ему конкретный...

Фото ребенка на больничном полу – неприглядный...

«Эмоции - валюта социальных сетей, будь то возмущение, любовь или сарказм. Именно...

Договорились продолжать договариваться

Если развитие найти не удастся в консенсусе «нормандского формата», его будут...

Саммит «нормандской четверки»: лучше, чем можно было...

Нормандская встреча не принесла чудес, но и не обернулась консервированием тупика...

Загрузка...

Парижское окно

Саммит «нормандской четверки» можно назвать одним из центральных событий...

Люблю, целую. Ваш Арсен

В Париж Зеленский едет с предельно жесткой переговорной линией, которая во многом...

Хуцпа & харизма

Государства размываются могущественными силами сверху — транснациональными...

Напутствие саммиту НАТО по украинскому вопросу

Один из разделов напутствия, озаглавленного «Повестка дня США на декабрьском...

Кризис полураспада демократий

Мир спасается о надвигающейся катастрофы. В политикуме всегда есть два лагеря: те, кто...

Зигзаги либертарианства

Известный анекдот эпохи социализма о Рабиновиче, колеблющемся вместе с линией партии,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка