Пульт управления карантином и «защита от дурака»

29 Июня 2020 0

Представим себе, что во время кризисного периода пандемии COVID-19 управление Украиной выглядит как системный пульт. За три с половиной месяца карантина из всего набора функциональных кнопок, рычагов и тумблеров большой панели действующая власть освоила только один «ползунок», который регулирует жесткость карантинных ограничений.

Власть так и не сформулировала комплексные меры по поддержке экономики в период кризиса. Нет внятного плана и в отношении посткризисного периода и перечня мероприятий, способных подстегнуть экономическое восстановление. До сих пор плохо функционирует система снабжения медицинских учреждений. Врачи так и не получили ощутимой материальной поддержки от государства. Власть не вводила государственное регулирование цен на продукты питания и лекарства, спокойно наблюдая за вопиющими ценовыми спекуляциями. Нет системных программ по смягчению кризисных триггеров в экономике, например, по купированию  роста безработицы.

Сейчас у власти возникает вполне очевидный соблазн – решить ряд текущих проблем, продолжая незамысловатое регулирование «ползунка» карантинных ограничений.           

Эффект недообследованных и теория заговора «экспертов»

Власть активно разгоняет в информационной повестке тезис о «второй волне» пандемии коронавируса. Начиная с 10 июня, показатели новых случаев заболеваний COVID-19 вышли на новые рекордные показатели. Если до этого в среднем за сутки фиксировали от 200 до 350 случаев инфицирования, то во второй половине июня среднесуточные показатели подскочили до диапазона 600-900 заболевших.

На первый взгляд, объяснение «нового пика» заболеваемости имеет весьма логичное и простое объяснение. Следуя рекомендациям Всемирной организации здравоохранения по повышению эффективности борьбы с коронавирусом, в Украине просто в десятки раз увеличила масштабы тестирования.

Министерство здравоохранения только с 24 апреля стало публиковать ежедневные данные о количестве проведенных исследований. На тот момент, когда в стране уже полтора месяца действовал режим карантина, было проведено всего 77,7 тыс. тестов на коронавирус. На днях министр здравоохранения Максим Степанов сам заявил о кратном росте ежедневного тестирования. «Так, если сравнить начало апреля, то это было 200-300 тестирований в сутки, а сегодня это около 12-14 тысяч тестирований, которые мы делаем в сутки», – отметил Степанов на брифинге 27 июня.

Но на том же брифинге глава Минздрава заявил, что рост количества заболеваний не связан с увеличением количества тестов: «Кроме увеличения количества тестов, которое происходит по утвержденному механизму, мы наблюдаем, во-первых, увеличение количества обращений с симптомами коронавирусной болезни. Во-вторых, мы наблюдаем увеличение количества госпитализаций, то есть, человек с коронавирусом, у которого тяжелое течение болезни, оказывается в больнице. Как следствие, мы видим увеличение количества пневмоний. Это все происходит в июне, в период, когда количество пневмоний существенно падает в стране, потому что это лето».

Более того, Степанов отметил, что взаимосвязь между ростом заболеваемости и количеством тестов – это миф, который  распространяется экспертами. Согласно главной версии Минздрава, рост инфицированных вирусом возрастает из-за того, что украинцы перестали соблюдать карантин.

В таком случае возникает встречный вопрос: насколько полными и адекватными были данные, на которые опиралась власть, начиная смягчение карантинного режима и уже готовясь к четвертой волне снятия ограничений? В конце апреля, утверждая план поэтапного снятия карантина, власть располагала мизерной базой тестирования и привычно принимала решения наобум, исходя больше из целесообразности политической логики, а не обоснованных вирусологами моделей темпов протекания пандемии.

В упряжке выборов и экономического кризиса

Впрочем, путей отступления у властной команды нет. Особенно после того, как она гордо записала «своевременность введения карантина» в свой абсолютный  политический актив. Признать ошибочность методов, времени  и темпов снятия ограничений – значит, потерять электоральные «здобутки» периода борьбы с вирусом. Как показала динамика «карантинной» социологии, в целом избиратели положительно оценили усилия ЗЕ-команды по борьбе с коронавирусом, даже немного упрочив рейтинги обобщенной властной команды.

Но с ослаблением карантинного режима устойчивость власти пошатнулась под натиском каскада политических и социально-экономических  потрясений.                 

Во-первых, в общественном сознании боязнь разрекламированного коронавируса стал вытеснять социальный хоррор в виде отсутствия у людей минимальных средств для существования. Потеря работы и источника доходов, истощение финансовых резервов (если таковые были), «нулевая видимость» перспектив улучшения общей экономической ситуации в стране – очень быстро переключили внимание общества с темы пандемии.

Режущим глаз фактом, который возвысился над осознанием украинцами глубины социально-экономических проблем, стало понимание безоговорочной неэффективности экономической политики власти. Все, что правительство Дениса Шмыгаля и президент Владимир Зеленский смогли предложить выходящему из карантинного анабиоза украинцу, – не препятствовать его трудовой эмиграции.

Политическая обстановка начала резко накаляться в свете приближающихся местных выборов, которые согласно Конституции должны состояться в октябре. Власть очень нервно стала реагировать на заметное проседание общенационального рейтинга провластной партии, усиление позиций политических оппонентов и активизацию конкурирующих проектов.

Очень нервно властная команда отреагировала и на масштабную акцию Партии Шария, которая массово вышла в офлайн, проведя пикет у Офиса президента. Эта акция очертила тренд, знаменующий окончание «уличной» монополии, которую заполняли карикатурные националисты и подконтрольная массовка правых радикалов.

После митинга в Киеве и последовавших после него нескольких частных стычек с представителями «Национального корпуса» и «Азова», в ряде регионов радикалы осуществили нападения на видных активистов Партии Шария. Самым резонансным и крайне жестоким стало нападение на координатора партии в Харькове, которое едва не закончилось летальным исходом. 

Лидер партии Анатолий Шарий обвинил Офис президента в привлечении радикалов к силовым акциям и координации нападений на сторонников его политсилы. Также Шарий потребовал от президента Владимира Зеленского лично отреагировать на вопиющие факты всплеска насильственных акций, устраиваемых радикальными группировками.                      

Соблазн простых решений

В связи с нарастающим напряжением и дестабилизацией по всем направлениям у власти может возникнуть соблазн вернуться к ручному регулированию карантинных ограничений с целью решить ряд проблемных нюансов.

Во-первых, ужесточение карантина создаст возможность перенести местные выборы, к которым властная команда подошла абсолютно дезорганизованной. Так и не переболев виртуальным синдромом «партии из телевизора», «Слуга народа» не имеет даже примитивной партийной инфраструктуры на местах для ведения кампании. Но еще более серьезная проблема – отсутствие кадров, которые могут понести знамя Зе в местные органы самоуправления разных уровней. Поэтому и возникла идея переноса местных выборов и объединения их с досрочными парламентскими – для усиления политического эффекта электоральной синергии.

Во-вторых, усиление карантина позволит ограничить активность политических оппонентов, реальным акциям которых виртуальной партии власти нечего предоставить.

Вполне понятно, что режим карантина 2.0 не будет иметь слишком жесткий ограничительный характер. При реализации такого сценария власть будет пытаться соблюсти дозировку жесткости ограничительных мер. Нужная пропорция позволит достичь поставленных задач и при этом не ограничивать экономическую активность в стране – чтобы не спровоцировать социальный бунт.

К тому же после откровений главного санитарного врача Виктора Ляшко о том, что некоторые ограничения вводились только для устрашения, психологического воздействия и стимулирования у граждан постоянного чувства тревоги, авторитетность антиэпидемиологических мероприятий власти стремится к нулю.

ЗЕ-команда сама завела себя в логический и смысловой тупик, опрометчиво играя с регулятором усиления/ослабления карантина.

Когда власть только начинала эту игру, стоя у кризисного пульта управления государством, она не знала, что у системы отсутствует «защита от дурака».           

Совпадения, комбинации, перспективы

Тема мирного урегулирования на Донбассе становится трендовой для любого политика

Children of Soros

Наблюдаем редкий случай: слово, придуманное и введенное в обиход в Украине, получило...

Об «уникальном шансе» вернуть Крым

Вновь активизировалась широкая дискуссия о скором (или не очень)  возвращении...

Цугцванг и не только

Страна вздохнула с облегчением, когда эпопея с захватом заложников в Луцке...

Терроризм в законе и вне его

Инцидент с захватом заложников в Луцке – вне зависимости от возможного наличия и...

Жизнь на воде

Я «водяной»… Именно так отреагировал мой знакомый на вопрос о месте своего...

Конец «Минска» и предвыборный ажиотаж

15 июля Рада приняла, на первый взгляд, совершенно «техническое» постановление о...

Интриги, сценарии, спектакли

Неделю назад мы констатировали, что состоявшаяся в Берлине встреча представителей...

Проблема паразитизма

О сворачивании социальной составляющей украинского государства мы предупреждали...

Опасная связь?

В последние годы много дискутируют по поводу того, опасна или нет мобильная связь, как...

Ставки высоки: ничего случайного

3 июля в Берлине состоялась встреча представителей «нормандского формата» по...

Паутина виртуала: как интернет вещей влияет на нашу...

По информации агентства Bloomberg, фитнес-индустрия, с суммарным доходом $368 млрл. в год,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка