Хронология «Украинагейта»

18 Октября 2019 5

Версия посла США в ЕС Гордона Сондланда

Восстанавливать последовательность событий, послуживших основой бушующего скандала под названием «Украинагейт», крайне сложно. Во-первых, реальные эпизоды уже обросли домыслами и субъективными оценками, лишающими возможности составить объективную картину происшедшего. Во-вторых, подавляющее большинство фигурантов украинского скандала изначально не проявляли склонности к искренности, надеясь, что грандиозную проблему все же удастся замять. В-третьих, обе американские стороны конфликта все события трактуют диаметрально противоположно, исходя сугубо из политической целесообразности.

В подобной ситуации более-менее достоверными (конечно же, весьма условно) можно считать лишь показания фигурантов, данные ими под присягой. Предлагаем вам детальное описание хронологии событий «Украинагейта» от одного из главных действующих лиц нашей драмы — представителя группы «трех амигос» и посла США в ЕС Гордона Сондланда.

Это лишь основная часть вступительного заявления посла, 17 октября 2019 г. дававшего показания на совместном заседании трех комитетов Палаты представителей конгресса США в течение 10 часов. На все уточняющие вопросы законодателей Сондланд отвечал в духе украинских политиков, оказавшихся на допросе («не знаю» и «не помню»), но даже скудные пояснения высокопоставленного чиновника демократы уже успели назвать «катастрофой для Трампа»:

«Я понимаю, что некоторые из присутствующих здесь преследуют свои личные конкретные цели: кто-то хочет любой ценой услышать от меня показания, оправдывающие президента, а кто-то жаждет обличающих фактов в поддержку версии другой стороны. Но все это не имеет для меня никакого значения. Меня не прельщают высокие государственные посты, и я не намерен занимать сторону конкретных политиков. Говоря простым языком, я пришел сюда не ради продвижения чей-то повестки дня, а ради того, чтобы рассказать правду.

Как вам известно, 28 июня 2018 г. сенат голосами республиканцев и демократов утвердил меня на пост посла США в ЕС, а к исполнению должностных обязанностей в Брюсселе я приступил 9 июля 2018 г.

С первых дней на этом посту работа с Украиной остается частью моих усилий по продвижению национальных интересов США. Политическая и экономическая ситуация в Украине – критически важный компонент обеспечения стратегической стабильности в Европе. Более того, начавшийся уже больше пяти лет назад конфликт в Восточной Украине и Крыму остается одним из самых серьезных кризисов в сфере безопасности – как для Европы, так и для США.

Занимая пост посла США в ЕС, я неизменно рассматривал отношения с Украиной как ключевой компонент в деле продвижения внешней политики США и ЕС. Более того, на протяжении многих десятилетий (как при республиканских, так и при демократических президентских администрациях) США придавали Украине стратегической значение – отчасти ради противостояния российской агрессии в Европе, отчасти ради обеспечения энергетической независимости Украины.

Мое участие в вопросах, связанных с Украиной, представляло малую часть моих должностных обязанностей, но при этом входило в число приоритетных вопросов посольства. В этом смысле работа с Украиной близка к работе с другими государствами, не входящими в состав ЕС (такими как Венесуэла, Иран и Грузия): наша дипломатическая миссия и я лично в постоянной координации с нашими партнерами из ЕС продвигаем политику, отражающую наши общие ценности и интересы.

Я всегда старался информировать коллег из госдепартамента и Совета национальной безопасности обо всех своих действиях и обращался к ним за советом. В моем понимании, все мои действия, связанные с Украиной, полностью одобрялись госсекретарем Помпео, поскольку моя работа соответствовала всем давно устоявшимся доктринами американской внешней политики. Более того, совсем недавно госсекретарь Помпео отправил мне поздравление, в котором сообщил, что я отлично справляюсь с порученной мне работой, и предложил и далее действовать в том же духе.

И пока я выполняю свои должностные обязанности в Европе, в Вашингтоне не прекращаются некорректные и необоснованные спекуляции на тему моей работы с Украиной. Чтобы оказать вам помощь в формулировании ваших вопросов, позвольте мне поделиться с вами хронологией событий.

Во-первых, начало моих отношений с Украиной в качестве посла в ЕС датируется самым первым днем после вступления в эту должность. Самые первые информационные материалы я получил летом 2018 г. Хотя украинский вопрос и не занимал постоянно большую часть моего времени, готовившие для меня информационные справки кадровые специалисты считали мое участие в делах Украины важной частью моей работы.

13 июля 2018 г., всего спустя четыре дня после вступления в должность, я принял правительственную делегацию Украины в миссии США в Брюсселе. Эту встречу запросило тогдашнее правительство Украины и -- как и большинство встреч – ее организацию и проведение обеспечивали кадровые сотрудники американской миссии при ЕС.

После этих первичных контактов на протяжении осени 2018 г. я присутствовал на многочисленных встречах в Брюсселе и других городах Европы ради продвижения интересов США в Украине. Эти интересы отражают весь спектр активности нашего правительства: они не имели какой-либо узкой направленности. Мы обсуждали экономическое развитие, энергетическую независимость и проблемы безопасности с учетом российской агрессии в отношении Украины. Находясь в Брюсселе, своей целью я всегда считал упрощение и ускорение процедуры интеграции Украины в контекст западных норм -- Европы и США.

Поясню. В мои задачи входило оказание поддержки моим коллегам по госдепартаменту, занимавшимся вопросами отношений с Украиной на постоянной основе и обращавшимся ко мне за советами по мере необходимости.

В число этих специалистов входит в первую очередь руководитель нашей дипломатической миссии. В самом начале моей карьеры этот пост занимала посол Мэри Йованович, а совсем недавно ее сменил временный поверенный в делах Уильям Тейлор. Входят в этот перечень и сотрудники посольства.

Мне довелось лично контактировать с послом Йованович во время моего первого официального визита в Украину в феврале 2019 г., и я считал ее великолепным, отличным дипломатом, который имеет глубинные познания внутренней динамики ситуации в Украине, знает проблематику отношений США и Украины, а также связанных с этими моментами региональных вопросов. С ней было приятно работать во время нашего визита в Одессу. Я никогда не участвовал в кампании по принижению посла или по ее смещению с должности, и я сожалел о ее уходе.

Точно так же за время работы с послом Тейлором я пришел к выводу, что это проницательный, стратегически мыслящий и эффективный представитель интересов США. Он проявляет искреннюю заботу о будущем Украины и является верным государственным служащим.

Дипломатическая миссия в Украине тесно сотрудничала со специальным представителем Куртом Волкером -- еще одним опытным дипломатом, получившим особые полномочия в вопросе разрешения непрекращающегося конфликта в Восточной Украине и Крыму. Господин Волкер -- образцовый профессионал.

Во время моего первого официального визита в Украину 26 февраля 2019 г. я прибыл в Одессу вместе со специальным представителем Куртом Волкером, бывшим заместителем генерального секретаря Европейского Совета Жаном-Кристофом Бильярдом, представителем председательствующей в ЕС Румынии, а также многими другими официальными лицами.

К нам присоединились посол Йованович, командующий ВМС США Мэтью Пауэлл и другие лица, и затем мы встретились с тогдашним президентом Украины Порошенко на корабле ВМФ США Donald J. Cook.

Целью визита была демонстрация нашей готовности оказывать Украине военную помощь и в сотрудничестве с партнерами по ЕС продвигать более широкую повестку дня, заключавшуюся в создании противовесов влиянию России в регионе. Этот визит последовал за приездом делегации конгресса во главе со спикером Нэнси Пелоси в Брюссель. Члены делегации встретилась со мной и высшим руководством ЕС.

В ходе встреч в Брюсселе и Одессе (как и почти на каждой встрече, посвященной обсуждению украинской темы) вопросы коррупции и верховенства права оставались центральными темами. Коррупция создает угрозу подрыва легитимности и стабильности правительства: коррупция – это и экономическая проблема.

Сменявшие друг друга украинские правительства стремились привлечь западных инвесторов в качестве противовеса российскому вмешательству и олигархическому контролю над ключевыми украинскими компаниями. Западные инвестиции в полной мере отвечают стратегическим интересам Соединенных Штатов и наших партнеров по ЕС. Однако попытки доступа на частные рынки Украины были крайне осложнены из-за давно существующей коррупции.

Вот лишь один пример: мы регулярно обсуждали с украинскими лидерами вопросы прозрачности и корпоративного управления, связанные с «Нафтогазом». По моим ощущениям, именно в контексте этих тем моя команда и наши украинские коллеги многие годы обсуждали проблемы коррупции. Совет национальной безопасности США положительно оценивал наши совместные усилия, направленные на искоренение этой проблемы в Украине.

21 апреля 2019 г. президентом Украины избран Владимир Зеленский: он победил действующего главу государства Петра Порошенко, набрав почти 73% голосов. Это событие стало знаковым для политической истории Украины и для истории взаимоотношений США--Украина.

20 мая 2019 г., учитывая значимость этих выборов, я посетил инаугурацию президента Зеленского в составе американской делегации во главе с министром энергетики США Риком Перри. В состав делегации входили сенатор Рон Джонсон, специальный представитель Волкер и представитель Совета национальной безопасности Алекс Виндман.

В ходе визита у нас сформировалось позитивное восприятие нового президента Украины и его желания содействовать развитию более тесных отношений между Киевом и Вашингтоном, стремления провести реформы, необходимые для привлечения западных экономических инвестиций, а также готовности решать хорошо известную и давнишнюю проблему коррупции в Украине.

23 мая 2019 г., через три дня после инаугурации Зеленского, мы – члены делегации – проинформировали об итогах нашего визита президента Трампа и его главных помощников в Белом доме. Мы уделили особое внимание стратегической значимости Украины и необходимости укрепления отношений с президентом Зеленским – как с реформатором, получившим мощный мандат доверия от украинского народа на борьбу с коррупцией и обеспечение экономического процветания.

Мы попросили Белый дом организовать рабочий телефонный звонок от президента Трампа и принять Зеленского с рабочим визитом в Овальном кабинете. Однако президент Трамп был настроен скептически относительно серьезности намерений Украины в вопросах реформ и борьбы с коррупцией. Нам, присутствовавшим на встрече, он предложил побеседовать с господином Джулиани (его личным адвокатом) и обсудить с ним все то, что вызывало у президента беспокойство.

Всем присутствующим было очевидно, что ключом к изменению представления президента об Украине стал Джулиани. Насколько я понимаю, инициативу по выходу на связь с господином Джулиани проявили министр энергетики Перри и специальный представитель Волкер – в соответствии с распоряжением президента.

Министр Перри, посол Волкер и я – все мы были реально разочарованы итогами нашей беседы, состоявшейся 23 мая 2019 г. в Белом доме. Мы твердо верили в то, что звонок и встреча президента Трампа с Зеленским в Белом доме будут иметь важное значение, и их следовало запланировать без промедления и предварительных условий.

Нас также разочаровало распоряжение президента о привлечении к этому вопросу господина Джулиани. Наша точка зрения  была такова: ответственность за все аспекты внешней политики США в отношении Украины должны нести сотрудники и сотрудницы госдепартамента, а не личный адвокат президента.

Однако, учитывая распоряжение президента, мы оказались перед выбором: либо отказаться от идеи встречи в Белом доме для президента Зеленского (по нашему общему мнению имевшей решающе важное значение в деле укрепления американо-украинских отношений и дальнейшей реализации давних целей внешней политики США в регионе), либо действовать в соответствии с указаниями президента Трампа -- связаться с господином Джулиани и обсудить вопросы, вызывавшие беспокойство у президента.

Мы выбрали второй путь – всем нам (министру Перри, послу Волкеру и мне) он казался лучшей альтернативой. Но я не осознавал вплоть до недавнего времени, что повестка дня господина Джулиани, возможно, предусматривала и планы по обращению к украинцам с просьбой о проведении расследования деятельности вице-президента Байдена или его сына (с прямым или косвенным участием в этой деятельности украинских граждан) ввиду кампании президента по переизбранию на выборах-2020.

После возвращения в Брюссель я сконцентрировал внимание на укреплении связей между США и ЕС. 4 июля 2019 г. наша миссия провела мероприятие в честь Дня независимости США. Вопреки сообщениям в СМИ это событие планировалось за несколько месяцев, а участие в нем приняло около 700 гостей, представлявших правительства, дипломатический корпус, средства массовой информации, бизнес и гражданское общество.

После завершения основной части мы провели не столь масштабный отдельный ужин -- примерно на 30 человек. В нем приняли участие президент Зеленский и несколько других лидеров стран ЕС и государств, не входящих в состав ЕС. Присутствовали также министр Перри, советник госдепартамента США Ульрих Брехбуль (представлявший госсекретаря Помпео) и многие другие высокопоставленные должностные лица из США и ЕС.

Хотя этот прием планировался предварительно с акцентом на улучшении трансатлантических отношений, мы также рассматривали данное мероприятие как возможность познакомить президента Зеленского с различными официальными лицами ЕС и США, а также укрепить уже существующие межгосударственные связи. Отзывы о приеме были наилучшими. Вопреки репортажам некоторых СМИ певец Боно не присутствовал на нем и не выступал.

Во время поездки в Вашингтон 10 июля 2019 г. по оперативному приглашению посла Болтона я присоединился к участникам встречи в Белом доме с представителями СНБО Украины. Присутствовали также сотрудники СНБ США, в т.ч. посол Болтон, а также министр энергетики Перри и посол Волкер.

Уже после встречи (судя по резюме состоявшегося на следующий день телефонного общения министра Перри и советника Болтона) я осознал наличие разногласий во мнениях между министром Перри, послом Волкером и мной, с одной стороны, и сотрудниками СНБ -- с другой. Мы втроем выступали за оперативное планирование телефонной беседы и встречи Трампа с Зеленским, а Совет национальной безопасности был против.

Но если у посла Болтона, Фионы Хилл или других лиц и имелись определенные возражения относительно уместности наших действий, они никогда не делились этими опасениями со мной – ни тогда, ни позже. Мы регулярно общались с СНБ по вопросу Украины (как до, так и после июльской встречи): в беседах со мной ни посол Болтон, ни Фиона Хилл, ни кто-либо из штатных сотрудников СНБ никогда не озвучивали никаких опасений относительно наших действий. Никто не высказывал никаких жалоб по поводу координации действий между госдепартаментом и СНБ. И, что самое главное, никто не говорил о том, что мы предпринимаем неверные шаги. Кроме того, мой непосредственный руководитель -- госсекретарь Помпео -- полностью поддерживал нашу стратегию в отношении Украины.

После ряда задержек 25 июля 2019 г. президент Трамп позвонил президенту Зеленскому, чтобы поздравить его с недавно завершившимися в Украине парламентскими выборами (в Украине они проходят отдельно от президентских выборов). Это был важный звонок, и я был рад узнать, что беседа состоялась.

Но позвольте мне подчеркнуть: я не присутствовал при телефонной беседе 25 июля 2019 г. Я не видел расшифровки этого разговора вплоть до 25 сентября 2019 г., когда Белый дом принял решение о ее публикации. Ни одно из полученных мной кратких резюме этой телефонной беседы не содержало никаких упоминаний о компании Burisma или о бывшем вице-президенте Байдене. В этих резюме не было даже намеков на обращение президента Трампа к президенту Зеленскому с какими-либо запросами. Уже позже мне сообщили, что беседа 25 июля 2019 г. прошла хорошо и способствовала укреплению отношений между двумя лидерами.

26 июля 2019 г. мы со специальным представителем Волкером и другими чиновниками провели встречу с президентом Зеленским в Киеве. Это была важная двусторонняя встреча с участием многочисленных команд экспертов из США и Украины. Сотрудники специального представителя Волкера готовили ее проведение несколько недель: и это совещание ни в коей мере не было связано с телефонным звонком от 25 июля 2019 г.

Приглашение на эту встречу я получил в начале июля. Более того, планируя встречу в Киеве, мы еще не знали, когда состоится (и состоится ли вообще) разговор Зеленского с Белым домом.

В ходе встречи в Киеве 26 июля 2019 г. нам удалось еще дальше продвинуться в обсуждении ряда вопросов, в т.ч. о будущем визите Зеленского в Белый дом.

Я припоминаю краткое общение с президентом Трампом еще до моей поездки в Киев. Этот телефонный разговор был очень коротким, не имел отношения к сути того, о чем мы сегодня говорим, и не касался обсуждения датированной 25 июля 2019 г. беседы с президентом Зеленским.

В итоге Белый дом и Совет национальной безопасности пригласили меня в ООН для участия в первой личной встрече президента Трампа и президента Зеленского в Нью-Йорке. Я присутствовал на ней 25 сентября 2019 г. Встреча прошла позитивно, и я доволен тем, что лидеры смогли встретиться впервые лицом к лицу.

ПРОЯСНЕНИЕ ДРУГИХ ВОПРОСОВ

Публичное заявление Украины

Мне было известно, что публичное гарантирование Украиной проведения антикоррупционных реформ было одним из предварительных условий для организации встречи в Белом доме с президентом Зеленским. Моя точка зрения была такова (и она остается неизменной): подобные реформы в западном стиле соответствуют действиям США, направленным на поддержку принципа верховенства права в Украине. Упомянутые действия осуществляются уже несколько десятилетий – президентскими администрациями республиканцев и демократов. И такое предварительное условие не вызывало ни малейших возражений ни у меня, ни у посла Волкера, ни у посла Тейлора.

Соответственно -- я поддержал действия посла Волкера, стимулировавшего украинское правительство к выступлению с публичным заявлением, в котором было представлено описание приоритетов в вопросе проведения реформ.

Насколько я помню, заявление изначально готовилось главным образом украинцами под руководством посла Волкера, а я предложил свою помощь тогда, когда меня об этом попросили.

Это и был тот «конечный результат», о котором упоминается в нескольких моих текстовых сообщениях -- итоговое/публичное заявление о том, что президент Трамп хочет услышать до назначения встречи в Белом доме.

Факт нашего участия в работе над этим публичным заявлением тайной не являлся. В более широком смысле -- такие публичные заявления являются стандартной и неотъемлемой частью дипломатии США. Обращенное к другим сторонам требование привести их публичные заявления в соответствие с нашими пожеланиями перед любой важной встречей на высшем уровне -- это рутинный способ добиваться возможности личного общения.

Руди Джулиани

В прессе было множество спекуляций относительно моих взаимоотношений с бывшим мэром Руди Джулиани. Насколько я помню, я встречался с Джулиани лично лишь однажды на приеме, коротко пожав ему руку в 2016 г.: это было еще до того, как я стал послом США в ЕС.

В период моего пребывания на должности посла я не припоминаю каких-либо личных встреч с господином Джулиани, а общался я с ним лишь несколько раз.

Посол Волкер познакомил меня с Джулиани посредством электронной переписки. Насколько я помню, я впервые пообщался с Джулиани в начале августа 2019 г. -- после поздравительного звонка президента Трампа от 25 июля 2019 г. и после нашей киевской двусторонней встречи с президентом Зеленским, состоявшейся 26 июля 2019 г.

Насколько я помню, длительность нашего телефонного общения с Джулиани не превышает 2--3 минут – два или три раза мы говорили по телефону, всего по несколько минут.

Как я уже говорил ранее, я истолковал слова президента Трампа на совещании от 23 мая 2019 г. в Белом доме так: он хотел, чтобы представители нашей делегации обсудили с господином Джулиани наши планы по организации встречи в Белом доме для президента Зеленского.

Следуя указаниям президента (а я обязан был им следовать), я обсудил с господином Джулиани именно этот конкретный момент. В упомянутых коротких беседах Джулиани подчеркивал, что президент хотел услышать публичное заявление президента Зеленского о готовности Украины заняться вопросами борьбы с коррупцией. Господин Джулиани отдельно упомянул выборы 2016 г. (в т.ч. сервер Демократической партии) и компанию Burisma -- как две темы борьбы с коррупцией, представляющие особую важность для президента.

Позвольте прояснить мою позицию: Джулиани не работает на меня и не является сотрудником моей миссии. Мне неизвестно, представляет ли он госдепартамент официально или неофициально (и представляет ли вообще).

Насколько мне известно, он -- один из личных адвокатов президента. Между тем я понимал ситуацию так: президент отдал распоряжение об участии господина Джулиани в процессе. Господин Джулиани озвучил то, что вызывало беспокойство у президента. При этом господин Джулиани уже предварительно обсудил все эти вопросы с министром Перри и послом Волкером.

Мой первый телефонный разговор с Джулиани состоялся спустя десять  недель после того, как президент 23 мая 2019 г. направил в Киев делегацию для участия в инаугурации. Я выслушал соображения Джулиани. А моей задачей было сохранение акцентов внимания на Украине и на вопросе укрепления отношений Украины с США.

Пожалуйста, учтите -- я бы не стал рекомендовать участие господина Джулиани или любого другого частного лица в вопросах, касающихся внешней политики. Тем не менее, учитывая четко озвученное президентом распоряжение, а также тот факт, что мы считали важным проведение встречи президента Трампа с президентом Зеленским в Белом доме, мы согласились действовать в соответствии с распоряжением президента Трампа».

Нафтогаз исключает значительное повышение цен на газ

Цена на рынке газа для населения определяется балансом спроса и предложения и...

Суд отменил решение об аресте коллекции картин...

Киевский апелляционный суд отменил решение Печерского районного суда столицы об...

Для Киева повысили температурную норму

Центральная геофизическая обсерватория имени Бориса Срезневского изменила...

Зеленский сомневается в эффективности антикризисной...

Президент Украины Владимир Зеленский сомневается, что программы Кабинета министров...

Deutsche Bank проводит расследование в отношении банкира...

Частный банкир германского банка Deutsche Bank Розмари Враблик, клиентом которого, в том...

Украинская компания победила в тендере на поставку 17...

Производитель трамвайных вагонов "Татра-Юг" победил в тендере на поставку 17 трамваев в...

Совпадения, комбинации, перспективы

Тема мирного урегулирования на Донбассе становится трендовой для любого политика

Children of Soros

Наблюдаем редкий случай: слово, придуманное и введенное в обиход в Украине, получило...

Об «уникальном шансе» вернуть Крым

Вновь активизировалась широкая дискуссия о скором (или не очень)  возвращении...

Цугцванг и не только

Страна вздохнула с облегчением, когда эпопея с захватом заложников в Луцке...

Терроризм в законе и вне его

Инцидент с захватом заложников в Луцке – вне зависимости от возможного наличия и...

Жизнь на воде

Я «водяной»… Именно так отреагировал мой знакомый на вопрос о месте своего...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка