Цифровая валюта рождает новый финансовый порядок

15 Апреля 2021

Это можно назвать «трансформационным окном», «парадигмальным переходом», но понятно одно – глобальный мир стоит на пороге больших перемен.

Вчерашний единоличный гегемон в лице США заметно сдает позиции. Не без боя, но едва ли не в состоянии безысходного смятения американцы уступают позиции динамично крепнущему Китаю. Другие крупные игроки в лице России и Великобритании, а также амбициозные региональные лидеры формируют собственные стратегии в отношении наступающей «новой реальности».

Какие ключевые «процессы-маркеры» характеризуют динамику преображающейся глобальной экономической системы? Почему одним из ключевых моментов является модернизация мировой финансовой системы, и как она будет трансформироваться? Каков статус и перспективы Украины в этом бушующем океане исторических преображений? На эти и другие вопросы в беседе с «2000» отвечает экономический эксперт и финансовый аналитик Алексей Кущ. В данной, первой части беседы мы постарались очертить ряд ключевых моментов, касающихся процессов и инструментов трансформации глобальной финансовой модели.

Без Бреттон-Вуда и ямайского клона

– Алексей, одной из важнейших среди обсуждаемых тем в мировой повестке является переустройство глобальной финансовой системы. С изменением баланса сил ряда держав на мировой арене разговоры ведутся об окончании периода Pax Americana, а вместе с ним и глобального доминирования доллара. Международный валютный фонд открыто говорит о перспективе распада глобальной системы на региональные валютные зоны. Количество и ареалы распространения этих валютных зон обсуждаются на экспертном уровне, хотя в Украине о таких темах разговоры почти не ведутся, даже на уровне экспертных кругов. Возможно, журналисты не о том спрашивают.

Но давайте попробуем определить, что же переживает мировая финансовая система в условиях экономического кризиса, умноженного на фактор пандемии?

– У нас многие любят следить за тем, что говорит Международный валютный фонд, но следят не за всеми заявлениями. Действующая глава Фонда Кристалина Георгиева недавно говорила, что мир сейчас находится на т.н. «Бреттон-Вудском моменте». Конечно, Георгиева говорила о том, что сейчас мир находится в преддверии такого же переходного периода, как во времена создания Бреттон-Вудской* модели в 1946 г.

Тогда разработка этой модели была действительно революционным прорывом в сфере реформирования валютных систем. Позже, в начале 70-х годов, произошел переход к т.н. Ямайской валютной системе***, главным итогом чего стал отказ от золотого стандарта*** при сохранении доминирующего статуса доллара в глобальной финансовой модели. 

Под формой «система рыночных валютных курсов» де-факто функционировала, так сказать, немного закамуфлированная, но все та же Бреттон-Вудская система. Условно говоря – это «Бреттон-Вуд «минус» – та же модель, без золотого стандарта, но с доминирующим status quo доллара, выполняющего роль средства обеспечения растущей системы глобальной торговли под мудрым и чутким предводительством США.

– Без золотого стандарта это можно назвать безответственным доминированием.

– Неплохое определение. Это действительно можно сформулировать и таким образом.

В целом мы на пороге выработки новой модели финансовой системы. Какой она будет, сказать точно сложно. Мервин Кинг – бывший руководитель Банка Англии, говорил, например, что в будущем нас ждет некая общая валюта, которая в режиме реального времени будет реагировать на изменение соотношения спроса и предложения, изменение материального эквивалента, на который эта валюта обменивается.

Условно говоря, речь идет о некоей мультифункциональной валюте. Нечто сродни чувствительной матрице, которая будет улавливать все колебания соотношений стоимости товаров и услуг, которые производятся теми или иными экономиками, и корреспондироваться с товарными биржами и т.д.

Бернал Лейтар, известнейший финансовый инженер, гуру в экономике и финансах, а также родоначальник системы евро, описывал в своих работах иную концепцию. Он утверждал, что крайне неравномерное перераспределение доходов от труда в пользу капитала приведет к краху капиталистической системы. При растущей в геометрической прогрессии капитализации активов их непосредственных держателей, при мизерном росте капитализации наемных работников, продающих свой труд, коллапс системы Лейтар считал неизбежны.

Для выравнивания ситуации он предлагал ввести специальный налог на финансовый капитал, т.н. «демерейдж». Условно говоря, это отрицательная доходность в отношении депозитов. При этом Лейтар выступал за устранение государства как эмитента валюты в целом и говорил, что будущее за некоей общественной валютой, которая будет в т.ч. инструментом преодоления проблем социального неравенства.

– В общих чертах это напоминает концепцию идеологов продвижения криптовалют.

– В некотором роде сходство есть, но криптовалюты – это немного о другом. У нас, к сожалению, многие просто путают криптовалюты и цифровые валюты.

– Ответственно заявляю, что некоторые профаны вроде меня все таки понимают ключевое различие – эмитентами цифровых валюты, в отличие от «крипты», будут непосредственно государственные центральные банки (или их аналоги, в зависимости от государства).

– Совершенно верно. И именно цифровые валюты станут одним из тех инструментов, которые создадут форму и правила игры новой глобальной финансовой системы. Сейчас в этом сегменте начинается настоящая гонка, и коллективный Запад здесь не имеет технического преимущества «по умолчанию».

О создании цифровой рупии заявила Индия. Китай готовится к выпуску цифрового юаня. Валюты все больше становятся инструментами политического и торгово-экономического давления конкурирующих государств. Это очень серьезно влияет на изменение архитектоники мировой валютной палитры.

В общем, мы стоим на грани трансформации отжившей Ямайской системы и становления новой валютно-финансовой модели мировой экономики. Важным инструментом в этом процессе выступает фактор разработки и внедрения цифровых валют, развития технологий, связанных с наработками в сфере искусственного интеллекта и т. д. А движущим стимулом выступает усиливающаяся геополитическая и геоэкономическая конкурентная борьба на мировой арене, где ключевые игроки соперничают за распределение зон влияния.

Валютный реваншизм

– Попробуем обозначить ключевых игроков, их вес на валютной шахматной доске, какие возможны союзы/ситуативные объединения, и как в перспективе может измениться соотношение сил в ходе трансформации финансовой системы.

– Очевидно, что нас ждет война ряда валютных сегментов на фоне слабеющей гегемонии США и соответственно – доллара. Если посмотреть на статистику по системе SWIFT, то можно увидеть, что в прошлом году удельный вес глобальных расчетов в евро впервые превысил объем расчетов в долларах (примерном в соотношении 38% к 36,5%).

В десятку популярнейших валют также традиционно вошли швейцарский франк, японская иена и британский фунт-стерлинг. Китайский юань, например, в общей доле глобальных расчетов занимает всего 2-3%. Несмотря на усилия китайского правительства, юань пока так и не занял серьезные позиции в международной системе расчетов SWIFT. В абсолютных показателях рост небольшой, однако, если смотреть в динамике, то за последнее время все-таки юань продемонстрировал очень большой прирост, даже в разы.

– Центральные банки абсолютного большинства государств в среднем резервируют в юане как раз те же 2-3%, хотя есть исключения, конечно. При этом КНР имеет огромный удельный вес в глобальной торговой системе.

– Относительно того, почему юань не стал весомой, глобальной резервной валютой: Китаю традиционно вменяют фактор очень высокой степени влияния на курсовое образование.

– Грубо говоря, то, что США постоянно предъявляют Китаю – мол, у вас курс юаня решением политбюро утверждается!

– Да, именно. В Америке, понятно, тоже есть фактор этого влияния. Но в целом касательно США это нивелируется определенной традицией доверия и наличия каких-никаких институтов, которым рынок инстинктивно доверяет.

В Китае, с точки зрения рынка, действительно все решается по воле политбюро. Грубо говоря, если завтра будет разнарядка провести а-ля денежную павловскую реформу****, то ее незамедлительно проведут.

Что же касается войны валютных сегментов, то звестный экономист Нуриэль Рубини, которого прозвали «предсказателем кризисов», выделил группу т.н. «реваншистских стран». Реваншистских в том смысле, что эти государства не удовлетворены текущим статусом, который им был отведен в глобальной системе гегемоном в лице США, и теперь они решительно стремятся к более значимому положению в общей иерархии.

К этим странам Рубини отнес Северную Корею, Россию, Иран и Китай. Ну, Северная Корея куда более заметна в несколько ином роде деятельности, а вот Иран, Россия и Китай – это уже весьма весомый валютный блок.

Россия наверняка будет стремиться диверсифицировать свои резервы с помощью китайских банков и китайской валютной системы. РФ все-таки не сможет, как Иран, в случае чего продавать свою нефть и газ только за золотые слитки (как сейчас Иран в условиях отключения от системы SWIFT).

– Российский Центробанк, кстати, по сравнению с другими банками резервирует в юане около 12% резервов, т.е. в 10 раз больше, чем остальные центральные банки в среднем.

– У России с Китаем было подписано специальное соглашение о трансграничных расчетах в национальных валютах: с учетом характера операций хозяйствующих субъектов на Дальнем Востоке, российским и китайским компаниям дали возможность вести расчеты в нацвалютах.

Это т.н. своп-соглашение. Как это работает, можно привести даже на примере Украины. Несколько лет назад НБУ переподписал украино-китайское соглашение, о котором договаривались еще в период президентства Виктора Януковича, о выделении своп-линии с Китайским народным банком в эквиваленте 2 млрд. долл., но в юанях. Это означает, что народный банк КНР по запросу Украины может предоставить в юане эквивалент 2 млрд. долл. для подкрепления операций Нацбанка на межбанковском рынке Украины.

Соглашения о своп-линиях позволяют государствам сглаживать резкие колебания курса национальных валют во время кризиса.

На «уникальности» украинской политики в отношении своп-соглашений нужно остановиться отдельно и поподробнее.

Лидеры и лузеры

– Про Украину поговорим чуть ниже, когда перейдем к «работе над ошибками» в национальной финансовой системе и монетарной политике. А пока подытожим вопрос с условным валютным зонированием. Кроме «блока реваншистов», есть еще Евросоюз, который, с одной стороны, в логике евроатлантической связки с США, а с другой – подписывает крупнейшее инвестиционное соглашение с Китаем, явно в пику американцам, которые просили отложить подписание этого документа до инаугурации президента Джо Байдена.

– Я считаю, что доллар хоть и заметно утратит позиции, но в целом останется если не гегемоном, то уж точно «первым, среди равных». Это первый большой сегмент глобальной валютно-финансовой мозаики.

Зона евро, зона ЕС будет несколько обосабливаться, имея серьезные разногласия с США по целому ряду вопросов, в особенности на широкий спектр применения американцами своей санкционной политики. Когда от американцев последовали угрозы применить санкции и отключить от SWIFT европейские компании, сотрудничающие с подсанкционным Ираном, или принимающие участие в строительстве «Северного потока-2», европейцы сказали – ок, тогда мы создадим альтернативную платежную систему.        

Европа будет несколько дистанцироваться от влияния США и доллара, в т.ч. за счет усиления торгово-экономических взаимоотношений с КНР. Это явный сигнал к дальнейшей, более существенной сегментации зоны ЕС, зоны евро. И этот фактор не позволит создать на базе Еврозоны еще один значимый фрагмент мозаики.

Вторым фрагментом глобальной финансовой картины будет зона юаня, которую будет создавать Китай, и куда в той или иной степени будут стекаться все «реваншистские страны» или государства, которые США будет называть «новой осью зла».

А вот третьим значимым фрагментом станет сфера криптовалют. В отличие от классической валюты, обладающей базовыми качествами, как средство платежа, как мера стоимости и как средство накопления (есть еще определение статуса «мировые деньги»), тот же биткоин, стоимость которого постоянно прыгает с невообразимой амплитудой, не может быть мерой стоимости и средством накопления активов.

– Не является капиталом как самовозрастающей стоимостью, как писал классик.

– Совершенно верно. Но криптовалюта уникальна именно своим качеством как средство платежа. Она обеспечивает транзакции, которые невидимы для радаров финансового мониторинга. И все игроки, помимо того, что будут думать, как это регулировать, будут также усиленно использовать это качество криптовалюты в собственных целях, в продвижении своей повестки как скрытный транзакционный ресурс.

Но «революционную ситуацию» в мировой финансовой системе создаст (и во многом возглавит эту революцию) именно та страна, которая первой запустит национальную цифровую валюту.

В процессе трансформации в выигрыше будут две категории стран. Первые – это лидеры, обладающие максимальной полнотой субъектности, задающие тон и тренды «финансовых преобразований». Вторые – сумевшие удачно и выгодно встроиться в тот или иной валютный сегмент, будь то зона доллара, юаня или евро.

А вот теперь перейдем к «третьим, не радующимся», которые в этой ситуации будут очевидными «лузерами», и к лагерю которых – бессмысленно и беспощадно – зачем-то стремится примкнуть Украина.

Продолжение следует.

*Бреттон-Вудская система, Бреттон-Вудское соглашение (англ. Bretton Woods system) — международная система организации денежных отношений и торговых расчетов, установленная в результате Бреттон-Вудской конференции, проходившей с 1 по 22 июля 1944 года. Сменила финансовую систему, основанную на золотом стандарте.

** Ямайская валютная система — современная международная валютная система, принятая на Ямайке в 1976 г., при которой курсы валют устанавливаются не государством, а рынком. Для нее характерно постоянное колебание обменных курсов, поэтому они называются плавающими, в отличие от фиксированных.

***Золотой стандартденежная система, в которой основной единицей расчетов является некоторое стандартизированное количество золота.

В экономике, построенной на основе золотого стандарта, гарантируется, что каждая выпущенная денежная единица может по первому требованию обмениваться на соответствующее количество золота. При расчётах между государствами, использующими золотой стандарт, устанавливают фиксированный обменный курс валют на основе соотношения этих валют к единице массы золота.

**** Денежная реформа в СССР 1991 г. (также известна как павловская реформа — по фамилии премьер-министра СССР Валентина Павлова) — обмен крупных банкнот, проведённый в СССР в январе — апреле 1991 г.

Сезон охоты на старушек

У пожилого человека выбор невелик: подписать договор пожизненного содержания с...

Распад постсоветского пространства

Разделенная Украина остается гарантом продолжения разрушения постсоветского...

Как StopFake Адольфа Алоизовича не дал «подставить»

В украинском экспертном и околоэкспертном сообществе множество различных структур...

Демонстративные бунты и скрытые интересы

Ермак стал ключевой фигурой в системе украинской власти и фактическим лидером группы,...

Куда могут завести Владимира Зеленского мечты о...

В своем парламентском послании Владимир Путин ясно дал понять, что Россия полностью...

Памяти Александра Чистякова

26 апреля скончался Александр Владимирович Чистяков, глава Ассоциации рыболовов и...

Баттлы и намеки

Заявлениями Резникова и Ермака перейден очень важный рубеж – пожалуй, впервые за...

Ценою жизни

При проведении опытов в муках ежегодно погибает 150 млн. животных.

В декларациях «брехня», а в головах разруха

15 апреля на внеочередной сессии Верховной Рады в первом чтении был принят...

Быстрых «прорывов» ждать не стоит

Проявлять оптимизм чрезвычайно рано. На пути к «разрядке-2», который лежит через...

Интеллект гегемона

Ввиду того, что правящие в Украине силы открыто проявляют готовность следовать в...

Постскриптум ко Дню космонавтики

День космонавтики и 60-летие первого полета человека в космос президент Владимир...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка