Антарктические будни. Проблемы. Трагедия

27 Мая 2020 4

Украинская антарктическая станция «Академик Вернадский»

Наконец-то – на месяц позже, обычно – на украинской антарктической станции «Академик Вернадский» осуществлена  пересменка, после которой зимовщики 25-й экспедиции остались нести годичную вахту (2020–2021) на расположенном в Западной Антарктике острове Галиндез, а завершившие зимовку (2019–2020) полярники 24-й экспедиции – вместе с участниками длившихся около трёх месяцев (с февраля по апрель 2020-го) сезонных работ на станции – в середине мая возвратились в Украину. Сегодня мы рассказываем обо всём, что происходило в эти месяцы.

Сезон исследований – на островах и континенте

В январе нынешнего года, за три месяца до намечавшегося на конец марта – начало апреля старта основной части 25-й экспедиции – её зимовочного персонала, из Украины в Антарктиду отправился отряд из семнадцати сезонников. В неё входили ученые, которым предстояло в течение этих месяцев осуществить по своим программам геологические, геофизические и биологические исследования на острове Галиндез и в его окрестностях, а также специалисты для проведения на «Академике Вернадском» ремонтных и других работ – чтобы обеспечить некоторые технические аспекты дальнейшего функционирования станции. А вернуться из Антарктиды домой сезонники должны были в апреле вместе с завершившими годичную вахту зимовщиками 24-й экспедиции.

Один из опытнейших украинских исследователей Антарктиды доктор геологических наук Владимир Бахмутов из Института геофизики НАНУ на станции «Академик Вернадский»

В группу сезонников входил и один из опытнейших украинских исследователей Антарктиды доктор геологических наук Владимир Бахмутов из Института геофизики НАНУ. Автор этих строк знаком с ним уже без малого 25 лет – со времён участия Владимира Георгиевича в передовом отряде сáмой первой, начавшейся в декабре 1995-го, украинской антарктической экспедиции, принимавшей у британцев их базу «Фарадей», на которой в феврале 1996-го был спущен флаг Великобритании и поднят государственный флаг Украины, а станция получила новое наименование – «Академик Вернадский». После завершения той экспедиции (1995–1997) Бахмутов был награжден орденом «За мужество». В своей следующей зимовке – в 8-й антарктической экспедиции – Владимир Георгиевич выполнял управленческие функции начальника станции, совмещая их с проведением геолого-геофизических исследований. А еще, помимо двух упомянутых годичных зимовок, есть в его активе и более десятка сезонных исследовательских работ, проведенных в разные годы в украинских антарктических экспедициях.

Нынешнее интервью у вернувшегося из Антарктиды в Киев Бахмутова  пришлось вести в телефонном режиме, так как Владимира Геориевича, как и всех остальных прилетевших утром 17 мая в аэропорт «Борисполь» участников украинских экспедиций сразу же отправили по домам на двухнедельную самоизоляцию – с контролем её соблюдения с помощью специальной электронной системы. Проверка тепловизорными приборами, осуществлённая медиками в пассажирском салоне самолёта, не выявила повышенной температуры ни у кого из тех, кто вернулся из Антарктиды с остановками в пунктах пересадок – в Чили, Бразилии и Португалии.

– Мы, совершив на рейсовых лайнерах различных авиакомпаний трёхэтапное воздушное путешествие по маршруту Киев – Мадрид – Сантьяго-де-Чили – Пунта-Аренас, – рассказывает Бахмутов, – 22 января прибыли в портовый город на крайнем юге Чили – на берегу Магелланова пролива.

В порту Пунта-Аренаса украинские сезонники поднялись на борт «Аквалиса» – судна чилийских военно-морских сил, осуществляющего логистическое (транспортно-снабженческое) обеспечение антарктических станций этой страны, а заодно и оказывающего – естественно, на коммерческой основе – аналогичные услуги и для станций некоторых других стран.

– Если в прежних украинских антарктических экспедициях, – продолжает свой рассказ Владимир Георгиевич, – морской путь от чилийского Пунта-Аренаса (или из аргентинского Ушуая) до станции «Академик Вернадский» на том или ином зафрахтованном судне – без каких-либо промежуточных заходов – занимал обычно 4-5 суток, то на этот раз – из-за посещений «Аквалисом» антарктических станций разных стран – наше путешествие длилось гораздо дольше – в общей сложности две недели.

Но, как говорится, нет худа без добра: геофизик Владимир Бахмутов и его коллега по ведущимся уже несколько лет совместным исследовательским работам в Антарктике геолог Александр Митрохин из Института геологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко получили возможность провести геолого-геофизические исследования в тех нескольких пунктах, где они раньше никогда не работали, – на острове Кинг Джордж и на некоторых других островах в приантарктических акваториях.

8 февраля «Аквалис» доставил украинских сезонников на станцию «Академик Вернадский», и они приступили к работам по планам каждой из групп.

– Мы с Митрохиным, – говорит Владимир Георгиевич, – в феврале, марте и апреле вели исследования на различных островах, расположенных на разных расстояниях от Галиндеза. К местам исследований нас на моторных лодках-«зодиаках» доставляли со станции охотно помогавшие сезонникам зимовщики 24-й экспедиции. При этом геологическими и геофизическими исследованиями мы занимались не только на островах, но и дважды совершили путешествия на континент – на расположенный к востоку от Галиндеза гористый Антарктический полуостров, отделенный от острова проливом. В этих походах мы не ограничились западным берегом полуострова в районе «хижины Расмусена» и идущим параллельно побережью горным хребтом, где уже не раз бывали во время прежних экспедиций. Преодолев цепь гор, мы прошли по двум маршрутам вглубь Антарктического полуострова – туда, куда до этого украинские геологи и геофизики еще не добирались.

К тому же в этом сезоне исследователям повезло: и на островах, и на континенте снежный покров был существенно меньше по сравнению с привычным его уровнем, благодаря чему и в феврале (антарктическое лето), и в марте (начало тамошней осени) скáлы, как правило, были более обнажёнными. Это, понятно, облегчало их изучение. И, как рассказал мне Бахмутов, удалось собрать немало интересных геологических и геофизических данных, анализ и обобщение которых поможет лучше понять как строение земной коры в том антарктическом регионе, так и то, какие породы и минералы её там слагают, а следовательно – выявить и существование возможных предпосылок к наличию в недрах тех или иных полезных ископаемых.

От Киева до Галиндеза – через карантинные барьеры

Тут, пожалуй, мы временно прервём изложение нашей беседы с Бахмутовым и поведаем о том, с какими проблемами пришлось столкнуться в апреле 2020-го тем участникам 25-й экспедиции, которые, пройдя предэкспедиционный сбор в Харьковской области на базе Радиоастрономического института НАНУ, были готовы отправиться из Киева на станцию «Академик Вернадский», где их ожидала годичная зимовка (2020-2021).

Эти очень сложные проблемы были порождены введением в разных странах на всех континентах, кроме разве что Антарктиды, весьма строгих ограничений и запретов, вызванных коронавирусной пандемией. Из-за этого зимовщикам 25-й экспедиции довелось не только пролететь на авиалайнерах и проплыть на судне маршрут общей протяженностью более 15 тысяч километров, но ещё и преодолеть при этом целый ряд карантинных барьеров. А узнать, как это происходило, корреспонденту «2000» помогло общение с директором Национального антарктического научного центра Евгением Диким и сотрудниками НАНЦ.

Этот центр вместе с его деловым партнером – компанией, которая по результатам тендера, проведенного в системе ProZorro, стала партнером НАНЦ по транспортным, закупочно-снабженческим и другим логистическим операциям для украинских антарктических экспедиций, – вели поиск возможных вариантов авиарейсов, чтобы в условиях всё более увеличивавшего количества стран, закрывавших свои границы из-за коронавирусной пандемии, всё же не сорвать пересменку на станции.

Первым потенциальным вариантом стал воздушный маршрут из Киева – через турецкий Стамбул – в Колумбию, а оттуда – в Сантьяго-де-Чили и далее – в Пунта-Аренас. Но, к сожалению, этот авиамаршрут завершился уже на первом его этапе – в Стамбуле, ибо из-за введения карантина закрылась Колумбия. А украинские полярники, проведя несколько дней в стамбульском аэропорту (без выхода в город – из-за антипандемических ограничений в Турции), были вынуждены возвратиться в Киев, где их, прибывших из-за границы, ожидал двухнедельный карантин.

Продолжались настойчивые поиски какого-либо приемлемого варианта авиационных перевозок. И такой вариант всё-таки удалось найти.

Вначале зимовщики 25-й экспедиции из Киева отправились чартерным авиарейсом в Доху – столицу Катара. Из Дохи наши полярники вместе с другими пассажирами одного из ещё сохранявшихся к тому времени регулярных рейсов перелетели в бразильский Сан-Паулу, а оттуда – уже чартерным рейсом – в Пунта-Аренас.

Там для морской перевозки участников 25-й украинской антарктической экспедиции и её грузов (годичных запасов продуктов питания для зимовщиков, снаряжения и 150 тонн дизтоплива, требуемого для предстоящей годичной работы энергетического сердца станции – её дизелей) было зафрахтовано в Чили транспортное судно «Бетантос», специализирующееся на обслуживании чилийских, аргентинских и некоторых других антарктических станций и имеющее для этого всё необходимое, включая два вертолёта.

Выйдя из порта Пунта-Аренаса в Магелланов пролив, а из него – на бурные морские просторы, «Батантос» оставил позади мыс Горн (сáмую южную точку Южной Америки) и за несколько суток пересёк очень широкий (около тысячи километров) пролив Дрейка, который, соединяя Тихий и Атлантический океаны, отделяет Южную Америку от Антарктиды и известен как самое штормовое место на нашей планете. А далее – по приантарктическим акваториям морей Южного океана, омывающего берега ледового континента, судно подошло к архипелагу Аргентинских островов, один из которых – тот самый Галиндез, на котором расположена украинская станция «Академик Вернадский».

Пересменка и возвращение – с новыми препятствиями

– Когда в один из апрельских дней «Бетантос» приблизился к острову, оставаясь на некотором расстоянии от берегов Галиндеза, – говорит Владимир Георгиевич, – с помощью имеющихся на нашей станции «зодиаков» началась перевозка доставленных грузов. В погрузке-разгрузке были задействованы все участники обеих экспедиций – и зимовщики, и сезонники. Погода такой работе благоприятствовала: было не холодно и, главное, безветренно (в том районе Антарктики обычно дуют сильные ветры).

– Параллельно с погрузочно-разгрузочными операциями, – продолжает Бахмутов, – производилось и перемещение 150 тонн дизтоплива, привезенного в топливных ёмкостях «Бетантоса». Только в этот раз топливо доставляли на станцию иначе, чем во всех предыдущих экспедициях. Обычно судно подходило довольно близко к берегу и, не ограничиваясь постановкой на якорь, ещё и стабилизировалось на месте тремя тросовыми растяжками, после чего по магистрали, собранной из ряда соединенных между собой шлангов, топливо перекачивалось в большой бак на станции. Нынче же всё делалось по-другому: использовали имеющуюся на «Бетантосе» небольшую баржу, на которой размещались три цистерны ёмкостью по одному кубометру каждая, – и так топливо доставляли от судна к берегу, а уже там перекачивали привезенное топливо из цистерн в станционный бак. За каждую ходку баржи доставляли к берегу три тонны дизтоплива, так что за двое суток безостановочной работы было осуществлено более 50 рейсов.

Тем временем зимовщики завершавшейся 24-й экспедиции передавали прибывшим сменщикам – коллегам по профессиям из 25-й экспедиции – компоненты станционного хозяйства (оборудование, аппаратуру, агрегаты и  пр.). Затем начальники станции в каждой из этих двух экспедиций – соответственно, 24-й – львовянин Игорь Дикий (однофамилец Евгения Дикого) и 25-й – киевлянин Юрий Отруба скрепили подписями акт сдачи-приёмки «Академика Вернадского».

После завершения традиционной церемонии передачи станции зимовщики 24-й экспедиции и сезонники попрощались с остающимися на Галиндезе зимовщиками 25-й и перебрались на судно, которое взяло курс на север.

– Наше плавание на «Бетантосе» по морским приантарктическим акваториям Южного океана, – рассказывает Бахмутов, – проходило без особых приключений, даже шторм во время пересечения бурного пролива Дрейка был не очень уж сильным – около четырех баллов. 2 мая судно доставило нас в Пунта-Аренас.

– Вот там и начались вполне ожидавшиеся карантинные сложности, – продолжает Владимир Георгиевич. – Вызванные коронавирусной пандемией ограничения оказались в Чили довольно строгими, включая комендантский час. Да и вообще в Пунта-Аренасе нам, как и всем другим попавшим туда транзитникам, запрещалось выходить в город и совсем нельзя было покидать гостиницу. А поскольку ресторан в отеле из-за карантина не функционировал, то мы получали покупаемые для нас продукты (естественно, за наш счёт) – и из них на гостиничной кухне сами готовили себе еду.

Такое вынужденное карантинное «заключение» в отеле Пунта-Аренаса продолжалось шесть дней, а за это время для нас были приобретены – при содействии посольства Украины в Чили и нашего консульства – билеты на авиарейс из Пунта-Аренаса в Сантьяго-де-Чили. Аналогичная ситуация повторилась в чилийской столице.

Такое «сидение» в Сантьяго-де-Чили также длилось шесть дней. А затем – опять при содействии украинского посольства и консульства, – говорит Владимир Георгиевич, – для нас приобрели билеты на носивший эвакуационный характер авиарейс 14 мая – из столицы Чили в бразильский Сан-Паулу. В этом сáмом большом по численности населения мегаполисе Бразилии оказался и самый высокий в этой стране уровень заболеваемости COVID-19, так что о выходе из аэропорта в город даже речи не шло.

При содействии посольства Украины в Бразилии и нашего консульства для украинских исследователей Антарктиды удалось купить билеты на эвакуационный рейс из Сан-Паулу – в столицу Португалии Лиссабон. В этом заполненном пассажирами «Боинге-737» были не только стремившиеся домой португальцы и украинцы, но и граждане других стран, также эвакуируемые из Бразилии. Все летели, естественно, в защитных масках, а по прилёту в аэропорт Лиссабона 15 мая каждый пассажир прошел – еще в салоне самолета – контроль температуры. 16 мая мы на эвакуационном рейсе вылетели из Лиссабона в Киев, куда должны были прибыть в ночь с 16-го на 17-е. Однако из-за технической задержки в аэропорту португальской столицы мы стартовали оттуда на несколько часов позже намеченного времени вылета – и в аэропорту «Борисполь» приземлились утром 17 мая.

Роковая дама

Речь пойдет не о пушкинской «Пиковой даме»,  где роковая карта сыграла трагическую роль в судьбе главного персонажа, а о вполне реальной роковой даме – одной из участниц 25-й украинской антарктической экспедиции, чье непостоянство в чувствах стало причиной трагедии.

…Руководство Национального антарктического научного центра (НАНЦ) и украинская антарктическая станция, используя современные телекоммуникационные средства, поддерживают между собой регулярную двустороннюю связь, передавая в основном различную служебную информацию.

Но в один из недавних дней с «Академика Вернадского» в НАНЦ пришло ошарашившее и шокировавшее всех сообщение о произошедшем на острове Галиндез событии, подобного которому никогда не было: зимовщик 25-й экспедиции 34-летний повар Василий Омельянович (из Малина, что на Житомирщине) покончил жизнь самоубийством.

Повар 25-й экспедиции Василий Омельянович (запечатленный на фото в кухне станции «Академик Вернадский») в апреле нынешнего года начал свою пятую по счету антарктическую зимовку, которая оказалась увы, последней в его жизни…

Удалось выяснить, что же привело его к столь трагическому финалу.

Однако сначала уточним, что при своём довольно молодом возрасте (11 июня коллеги на станции поздравляли бы Омельяновича с 35-летием) Василий в апреле 2020-го начал свою уже пятую антарктическую зимовку: он четыре раза работал по году на «Академике Вернадском» – в 16-й экспедиции (2011-2012), 18-й (2013–2014), 20-й (2015–2016) и 23-й (2018–2019). Зарекомендовал себя не только профессионалом очень высокой квалификации, всегда кормившим зимовщиков сытно, вкусно и разнообразно – как в будни, так и в праздники, придумывая всякие особенные деликатесы, но и, по общему мнению, был хорошим человеком – контактным, добрым и открытым к общению. Кстати, с Омельяновичем – и как с отменным профессионалом, и просто как с человеком – мне довелось познакомиться в марте 2012-го непосредственно на станции «Академик Вернадский» во время пересменки 16-й и 17-й украинских экспедиций (Василий тогда как раз завершал свою первую антарктическую зимовку).

Угораздило же его в 2020-м влюбиться в одну из женщин, включенных в состав зимовщиков 25-й экспедиции. А она сначала вскружила голову Омельяновичу, но потом предпочла другого полярника, что, понятно, весьма негативно подействовало на Василия.

А когда роковая дама, вместо того чтобы, как планировалось, остаться на станции в зимовочном составе 25-й экспедиции, решила вместе с сезонниками и зимовщиками 24-й отправиться домой в Украину (мотивировав это тем, что из-за сложностей с транспортировкой из Украины в Антарктиду экспедиционного оборудования на станцию не доставили аппаратуру для микробиологических исследований) и, покинув «Академик Вернадский», отплыла на судне «Бетантос», Омельянович и вовсе впал в депрессию. Товарищи пытались успокоить и подбодрить Василия, но, увы, безуспешно. И вот однажды он, отправившись в столярную мастерскую станции, свёл там счёты с жизнью…

Не собираюсь морализаторствовать и совестить роковую даму – как говорится, Бог ей судья.

А еще хочу сказать о сюжете, показанном в связи с этим трагическим событием на одном из украинских телеканалов. Авторы подробно осветили всё произошедшее, включая и персонификацию участников события.

Да, фактаж полностью соответствует действительности, и формально вроде бы претензий к авторам не должно быть. Но, право же, такая персонификация – с указанием конкретики о причастных лицах – в подобной ситуации, мягко говоря, выглядит некорректно (довелось слышать и более резкие оценки относительно моральных устоев создателей телесюжета). Впрочем, судя по всему, они исповедуют в своем творчестве принцип, о котором в известной присказке говорится, что «ради красного словца не пожалеют мать и отца»…

Мне тоже известны фамилия, имя, отчество и прочие данные роковой дамы, но не считаю допустимым всё это обнародовать.

Кроме всего прочего, возникает вопрос, который хотелось бы адресовать руководству НАНЦ и лично его директору Евгению Дикому, по публично продекларированной идее которого относительно принципов гендерной политики при формировании состава антарктических зимовщиков в него уже дважды – в 24-й и 25-й экспедициях – были включены женщины. Может,  стóит прислушаться к мнениям тех специалистов, которые считают, что включение женщин в преимущественно мужские коллективы, длительное время работающие в замкнутых условиях антарктических зимовок, создаёт  ненужное и нежелательное психологическое напряжение, и лучше вернуться к чисто мужским командам зимовщиков, как это было в 1-й и в 3-й – 23-й украинских экспедициях?

Проблемы остаются

Вернувшиеся в Украину зимовщики 24-й экспедиции и сезонники 25-й, которые после возвращения домой – в Киев, Львов, Харьков, Одессу и другие города – попали на карантинную самоизоляцию, используют имеющееся у них время для анализа данных, собранных в ходе антарктических исследований и подготовки экспедиционных отчётов.

А на Галиндезе десять зимовщиков 25-й экспедиции продолжают нести свою вахту.

Но у них, к сожалению, ещё не исчерпаны непростые проблемы, решить которые предстоит руководству НАНЦ.

Проблема первая: тело Василия зимовщики поместили в имеющийся на станции морозильник, внутри которого температура составляет минус 20˚. Конечно, тело отделено от хранящихся там продуктов, однако понятно, что так не может продолжаться бесконечно, – и покойного нужно эвакуировать со станции в Украину, чтобы похоронить его в родной земле. Но, поскольку в Антарктиде, как известно, июнь, июль и август – это зимние месяцы, морские акватории вокруг Аргентинских островов  (в их числе и у Галиндеза), как и проливы между ними, покрыты льдами, а потому для того, чтобы приблизиться к украинской станции, необходим ледокол.

У руководства НАНЦ уже возникла идея обратиться с просьбой о содействии к американцам, у которых в регионе Западной Антарктики работает ледокол «Лоуренс М. Голд». Тот самый, который в конце мая 2018-го по просьбе НАНЦ уже приходил на помощь украинским исследователям Антарктиды, когда надо было эвакуировать со станции «Академик Вернадский» заболевшего зимовщика 23-й экспедиции – учёного-биолога из Житомира Николая Весельского.

Но если такой вариант с задействованием американского ледокола для вывоза тела Василия Омельяновича и удастся (очень хочется на это надеяться), то решена будет только одна из двух проблем. Ведь, оставшись без повара, десять полярников поочередно работают на кухне станции. Однако они все – отнюдь не профессионалы, а впереди у зимовщиков – ещё, как минимум, десять месяцев работы до пересменки, т.е. около трёхсот дней. Да и нельзя забывать о том, что у каждого из десяти зимовщиков есть свои профессиональные служебные обязанности, которыми на станции нужно заниматься повседневно.

Так что выход один (и в недавнем телефонном разговоре со мной необходимость этого подтвердил директор НАНЦ Евгений Дикий): нужно – желательно как можно оперативнее – найти высококвалифицированного повара, который к тому же обладал бы хорошим здоровьем и, естественно, захотел бы срочно отправиться работать в условиях антарктической зимовки.

Но возникает ещё одна сложность: надо изыскать возможность, чтобы при ограничительных мерах в связи с пандемией доставить нового повара из Украины в чилийский Пунта-Аренас, где можно было бы попасть на борт ледокола «Лоуренс М. Голд».

P.S. Когда материал уже был подготовлен к печати, корреспондент «2000», связавшись по телефону с директором НАНЦ Евгением Диким, выяснил, что достигнута предварительная договоренность с американцами об оказании ими содействия в вывозе тела Василия Омельяновича ледоколом «Лоуренс М. Голд» со станции «Академик Вернадский» в Пунта-Аренас.

Руководитель НАНЦ пояснил, почему перед словом «договоренность» стоѝт эпитет «предварительная»: американцы поставили одно условие – чтобы была дана гарантия того, что по возвращению ледокола «Лоуренс М. Голд» из Антарктики в порт Пунта-Аренаса привезенное тело покойного украинского полярника сразу же будет принято чилийской стороной. Сейчас решением этого вопроса и получением необходимых гарантий занимается посольство Украины в Чили, – добавил Евгений Дикий.

Заодно «Лоуренс М. Голд» заберет из Пунта-Аренаса для доставки на «Академик Вернадский» некоторое закупленное ранее НАНЦ оборудование, которое во время апрельской транспортировки не было доставлено из-за карантинных сложностей и оставлено на хранение в чилийском городе.

Директор НАНЦ сообщил, что выход американского ледокола из Пунта-Аренаса в антарктический рейс намечен ориентировочно на 3 июня. Понятно, что сначала судно зайдёт на американскую станцию «Палмер», расположенную севернее «Академика Вернадского», а затем отправится далее на юг. Примерно 14-15 июня «Лоуренс М. Голд» подойдёт к украинской станции, где выгрузит оборудование и заберёт тело Василия. Возвращение ледокола из Антарктики в Пунта-Аренас ожидается к 20 июня. В этом городе соответствующие чилийские службы должны будут провести судебно-медицинскую экспертизу тела покойного. А затем наше посольство в Чили будет заниматься оформлением документов, необходимых для дальнейшей транспортировки тела Омельяновича в Украину.

Что же касается гипотетического варианта относительно поиска нового повара для станции «Академик Вернадский» и попытки доставить его в Пунта-Аренас до выхода американского ледокола в рейс, то, как пояснил Евгений Дикий, этот вариант, к сожалению, оказался нереальным, ибо в Чили, где наблюдается скачок заболеваемости COVID-19, вновь введены строгие ограничения, включая закрытие границ на въезд.

Так что, судя по всему, десяти украинским зимовщикам придётся обходиться без штатного профессионального повара – своими силами. По крайней мере – до антарктического лета, которое начнётся в декабре. Если к тому времени в мире утихнет коронавирусная пандемия, то будут выполняться рейсы туристических лайнеров в антарктические круизы из южноамериканских портов (либо из аргентинского Ушуая, либо из чилийского Пунта-Аренаса). Тогда на одном из таких круизных лайнеров и можно будет доставить на украинскую станцию нового повара…

Ставки высоки: ничего случайного

3 июля в Берлине состоялась встреча представителей «нормандского формата» по...

Паутина виртуала: как интернет вещей влияет на нашу...

По информации агентства Bloomberg, фитнес-индустрия, с суммарным доходом $368 млрл. в год,...

Пульт управления карантином и «защита от дурака»

Власть, стоя у кризисного пульта управления государством, не учла, что у системы...

Живой товар

Карантин одну за другой выявил неприглядные истории, о которых мы если и догадывались,...

Надежда здоровых сил

Множество признаков указывает на то, что система управления Украины пребывает в...

Дорога домой

Карантинные меры не позволяют вернуться тем, у кого закончился контракт, с кораблей...

США – Украина: полицейские параллели

Смерть никому не известного прежде афроамериканца Джорджа Флойда стала триггером для...

Постыдная известность

Победа Израиля в войне 1967 г. имела неожиданный ответ в Украине. В 1968 г. появилось...

Не «вертухай» с наганом, но – партнер

После успешного старта ракеты «Фалькон-9» с космонавтами на борту и стыковки...

Колокол Миннесоты

Миннесота в огне. На смену пандемии пришли волнения. США, Украина, Европа, мир...

В ожидании «Большого взрыва»

Отказ от всех программ кредитования и прочих финансовых механизмов «помощи»...

Транзит умер – да здравствует транзит

По сетям разгоняется весть: транзит российского газа через Польшу в Европу по...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка