Татьяна Москалькова: «Появилась надежда на переформатирование отношений между Украиной и Россией»

№13 (901) 29 марта – 4 апреля 2019 г. 27 Марта 2019 5

Татьяна Москалькова

О том, что Татьяна Москалькова летит в Киев, стало известно буквально накануне анонсированного СМИ судебного заседания по делу Кирилла Вышинского. Об этом она сообщила в своем instagram. До сих пор российскому омбудсману был запрещен въезд в Украину — она находилась под санкциями, и поездка на суд была для нее возможностью впервые встретиться и пообщаться с журналистом.

Напомним, что главного редактора агентства РИА «Новости Украина» арестовали в мае минувшего года по обвинению в госизмене и в информационной поддержке «ЛНР» и «ДНР», признанных в Украине террористическими организациями. С 17 мая 2018 г. Вышинский находился в следственном изоляторе Херсона, а 14 марта с. г. его этапировали в Киев для участия в назначенном на 20 марта заседании суда, где рассматривалась кассационная жалоба защиты журналиста о незаконности его задержания.

Любопытно, что визит Москальковой в Киев состоялся вскоре после посещения ею и первым украинским омбудсманом Ниной Карпачевой раненых украинских моряков, которые находятся в следственном изоляторе московского Лефортово, в результате чего была достигнута договоренность об оказании им медицинской помощи за пределами изолятора, в специализированных клиниках Москвы.

Следует ли рассматривать краткосрочный визит представителя РФ (омбудсман улетела вечером того же дня) как ответный жест Киева на шаги Москвы в отношении наших моряков? Каковы итоги этого визита и можно ли ожидать очередных взаимных действий по разблокированию ситуации с гражданами обеих стран, которые оказались заложниками межгосударственного конфликта? Об этом уполномоченный по правам человека Госдумы РФ Татьяна Москалькова рассказала в эксклюзивном интервью нашему изданию.

— Татьяна Николаевна, как мне кажется, ваш визит в Киев — конечно, не прорыв в деле Вышинского, но первый шаг на пути поиска возможных компромиссов и договоренностей.

— Я не могла остаться в стороне от ситуации с Кириллом Вышинским. И не потому, что он имеет не только украинское, но и российское гражданство, и мне как омбудсману России следует мониторить соблюдение его прав и свобод. Судьба каждого человека сама по себе ценна, но уникальность данной истории в том, что в ней отразилась системная проблема защиты прав и интересов журналистов. Каждое государство обязано создавать нормальные условия для реализации их профессиональной деятельности. Об этом говорит ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая была подписана между странами — участниками Совета Европы еще в 1950 г., а спустя три года вступила в силу.

На это указывает Хельсинкский заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный главами 35 государств 1 августа 1975 г.

Омбудсман, лишенный прав

— Но документы, на которые вы ссылаетесь, были подписаны еще до обретения Украиной независимости и до событий пятилетней давности, следствием которых стало серьезное обострение отношений с Россией и последовавшая за этим «гибридная» война, как часто ее называют. Прежде всего война информационная. По мнению одних, Вышинский стал ее участником, по мнению других — жертвой.

— Дело в том, что упомянутые документы не имеют срока давности, и никто не снимает с государств, входивших когда-то в состав СССР, обязательств выполнять их. Кроме того, все мои обращения в адрес международных органов Совета Европы в лице генерального секретаря Турбьёрна Ягланда и комиссара СЕ по правам человека Дуньи Миятович нашли отклик в формате недопустимости ограничения прав журналистов, а тем более преследования их за профессиональную деятельность.

— Украинская сторона услышала европейские месседжи?

— Общаясь с украинской стороной, я неоднократно делала акцент на соблюдении международных норм и на позиции международных организаций в сфере защиты прав журналистов. Но вы сами понимаете, что это сложный процесс. Поэтому мне очень важно было приехать сюда, чтобы увидеть, не сломлен ли Кирилл Вышинский, в каких условиях он содержится, каково его самочувствие, и убедиться, что судебное разбирательство происходит с соблюдением международных норм и прав.

— Удалось ли вам поговорить с журналистом и задать ему все интересующие вас вопросы? Не было ли препятствий в общении? Это, кстати, ваша первая встреча с ним?

— Воочию я видела его впервые, хотя стремилась к встрече. Но когда он содержался в Херсоне, мне был закрыт въезд в Украину, не давали разрешение на встречу с ним. Впрочем, в следственный изолятор для меня по-прежнему закрыт доступ. Поэтому единственной возможностью увидеться с Кириллом Вышинским было посещение суда.

Нам не препятствовали в общении. Поговорить удалось подробно, поскольку в заседании суда было два перерыва.

— Ваши впечатления от общения? Держится Кирилл? Сообщалось, что у него проблемы со здоровьем: во время судебного заседания в Херсоне он жаловался на боль в сердце, однако врачи сказали, что не обнаружили отклонений.

— Кирилл держится. Безусловно, видна и усталость на лице, и то, что он похудел, и что вся эта ситуация для него экстремальна. Вы правы, у него была проблема с сердцем, и когда я об этом узнала, обратилась в две организации — «Врачи без границ» и Красный Крест. Обе они откликнулись, представители Красного Креста его посещали в СИЗО и взяли под особый контроль. Мне кажется, это очень важный результат правозащитной дипломатии.

Судьбоносные решения Фемиды

— Кирилл Вышинский почти год находится под стражей, и ваши попытки пробиться к нему до сих пор не имели успеха. Как думаете, почему сейчас разрешили? Возможно, это реакция украинской стороны на вашу помощь украинским морякам в Лефортово и первые взаимные шаги к диалогу по освобождению заключенных?

— Я не могла увидеться с Вышинским, так как была внесена в санкционный список за посещение Крыма после теракта в Керчи. Узнала о запрете случайно и была потрясена, поскольку омбудсманы всех государств всегда свободно посещают другие страны. Уполномоченный по правам человека не может быть персоной нон грата — это нонсенс! Поскольку мой запрос о возможности посещения суда над Вышинским не получал положительного разрешения, я обратилась официально в СБУ, а второе письмо направила уполномоченному по правам человека ВР Украины Людмиле Денисовой. Она мне сообщила только, что письмо получила, но конкретного ответа от нее не последовало. А 15 марта г-жа Денисова мне позвонила и сообщила, что вопрос правоохранительной системой решен положительно, и въезд мне обеспечен.

Я не знаю, было ли данное решение ответной реакцией на помощь раненым морякам, как вы говорите, но могу сказать, что это было очень важным шагом. Безусловно, я не могла упустить возможность побывать на суде Вышинского и пообщаться с ним.

— Вы удовлетворены решениями суда? Что можете сказать об итогах своего визита, с чем вы улетаете в Москву?

— Скажу сразу, что судом было принято два очень важных решения, которые имеют, я бы даже сказала, судьбоносное значение для всей правовой системы Украины. Первое: защита Вышинского потребовала, чтобы его не держали в клетке и вывели в зал суда для нормального общения с адвокатами. Это было удовлетворено, и журналист находился рядом с адвокатами за отдельным столом, где была возможность обмениваться мнениями и консультироваться. Тем более что заседание суда проводится на украинском языке, и уголовно-процессуальная терминология для русскоязычного Вышинского сложновата.

Второй вопрос, который поставила сторона защиты, — это рассмотрение ходатайства об отмене решения апелляционной инстанции о незаконном задержании журналиста расширенным составом судей Верховного Суда Украины. В суде звучало — «большая коллегия по уголовным делам». Имеется в виду, что не три профессиональных судьи будут рассматривать ходатайство, а двенадцать, как этого требует сторона защиты. И вопреки протестам со стороны обвинения суд все-таки вынес положительное решение, с оговоркой, что вопрос о количестве судей будет решаться отдельно.

Но в любом случае это позитивный результат, поскольку теперь есть шанс на объективное рассмотрение дела. Кроме того, впервые в Украине создан прецедент, когда суд рассматривает не меру пресечения в виде содержания под стражей, а незаконность задержания. Я довольна тем, что, на мой взгляд, появилась надежда на переформатирование отношений между Украиной и Россией в правозащитной тематике.

— Однако несмотря на то что лед тронулся, мера пресечения для Вышинского остается прежней, хотя он не террорист и не убийца. Что вы намерены делать дальше?

— Гуманитарная составляющая остается под моим постоянным контролем. Сейчас Кирилл не просит перевода его в гражданское медицинское учреждение для дополнительного осмотра или какого-то лечения. И мы в свою очередь не намерены здесь форсировать события и нагнетать ситуацию. Важно, что на данном этапе суд вынес справедливые решения, и мы надеемся на справедливость в дальнейшем — невиновный должен быть освобожден из-под стражи, и мера пресечения для него на период суда должна быть изменена на домашний арест. Тем более что у Вышинского здесь есть квартира и соответственно — возможность содержать его вне тюремных стен.

Ну и второе, чего мы ждем, — это создание необходимой доказательной базы. Сегодня ее нет. Имеются только пять экспертных заключений, связанных с оценкой статей в СМИ, которым руководит Вышинский. К слову, статьи эти писал не он, а журналисты. Я уверена, что все встанет на свои места, когда суд начнет рассматривать дело по существу и будет проведена международная экспертиза этих статей. Надеюсь, что в результате оценка этой доказательной базы будет справедливой.

— Вышинского судят как гражданина Украины, хотя оказалось, что у него есть российский паспорт. Еще в июне прошлого года он сделал заявление об отказе от украинского гражданства, но статус подозреваемого не дает ему такого права. Что вы думаете об этом?

— Думаю, что существует проблема двойного гражданства, которая требует разрешения обеими странами на уровне органов государственной власти. С одной стороны, и у нас, и у вас есть люди, имеющие два паспорта, с другой — по закону понятия двойного гражданства для России и Украины нет. Но мы должны исходить из реалий, что огромное количество наших граждан де-факто имеют два гражданства. И когда кто-то из них вдруг попадает в уголовно-процессуальную ситуацию, необходимо понимать, может ли к нему быть допущен консул или уполномоченный по правам человека. Если каждая страна считает его своим гражданином.

Только когда появятся конкретные очертания этого вопроса, можно будет говорить о создании новой нормативно-правовой базы двустороннего международного характера о правовом статусе людей с двумя гражданствами. Либо мы должны четко заявить, что человек должен иметь только одно гражданство, и тогда нужно выстраивать целую систему связанных с этим отношений.

Тихая дипломатия вместо громкой политики

— Я понимаю, насколько сложно работать омбудсману, который обязан быть вне политики, в условиях, когда именно политическая составляющая является основополагающей в делах тех, кого вы пытаетесь защищать. Сегодня по обе стороны украинско-российской границы в местах заключения находятся люди, которые ждут помощи от вас...

— Ситуация очень непростая, вы правы. Но самое главное, чтобы омбудсман не политизировал правозащитную тематику. Как только у кого-то из моих коллег появляется политическая терминология и политические подходы, тема защиты прав человека заходит в тупик.

— ... как это произошло в истории с украинскими моряками. В результате только ваши совместные усилия с вице-президентом Европейского института омбудсмана Ниной Карпачевой позволили сдвинуть ситуацию с мертвой точки и помочь раненым. Затем, правда, вашу коллегу некоторые представители украинской власти обвинили в работе на Кремль.

— Я даже не хочу это комментировать. Могу только повторить, что такие заявления не способствуют решению проблемы, а лишь усугубляют ее. Убеждена, что в основе всех наших действий должны лежать человеческие отношения. Дефицит доверия — вот что сегодня является ключевой темой во взаимоотношениях омбудсманов. А когда появляются нотки упреков, обвинений, а тем более неэтичного поведения, это серьезно осложняет не только наши отношения, но и результат, на который нацелена наша работа. Какой бы ни были политическая ситуация и отношения между странами, важно понимать, что этика правозащитных отношений имеет особую окраску, и нужно стараться ее выдерживать.

Что касается Нины Ивановны, то мы давно с ней взаимодействуем и в рамках Европейского института омбудсмана, который она представляет, и по другим вопросам. Я чрезвычайно благодарна ей за ту непростую работу, которую она провела для освобождения и возвращения домой не только задержанных нашей стороной украинских рыбаков, но и граждан России. Она человек, который по-настоящему переживает за людей. По-моему, это можно только приветствовать.

Мы записывали интервью с Татьяной Москальковой на территории музея Великой Отечественной войны, который она решила посетить, выкроив время в плотном графике однодневного визита в Киев. До рейса оставалось пару часов и, прощаясь с российским омбудсманом, я не могла не спросить о состоянии украинских моряков, задержанных во время инцидента в Керченском проливе. Москалькова подтвердила, что раненого Василия Сороку прооперировали, и сейчас он вернулся в Лефортово, откуда его возят на перевязки. Двое других раненых прошли обследование в гражданских медицинских учреждениях, получили рекомендации врачей, но оперативного вмешательства им не требуется. Прощаясь, Татьяна Николаевна добавила:

— Мы делаем и будем делать все возможное, чтобы ваши ребята вышли на свободу здоровыми и вернулись домой. Это я вам не только как омбудсман, но и как мама говорю...

Некоторые подробности, касающиеся наших моряков, к рассказу Москальковой чуть позже добавила в телефонном разговоре Нина Карпачева. Без срочной операции Василий Сорока остался бы на всю жизнь инвалидом, поскольку в результате ранения у него были разорваны сухожилия трех пальцев, задет нерв, и руке угрожала полная недееспособность. Это при том, что все трое раненых сразу после задержания были доставлены в керченскую городскую больницу им. Пирогова и в ту же ночь прооперированы. Однако после обследования, которого добились в Москве омбудсманы, выяснилось, что у контрразведчика Сороки — он родом из Одесской области — серьезное ранение, которое требует дополнительного срочного оперативного вмешательства. Ему была проведена сложнейшая операция — извлечены восемь осколков и восстановлено сухожилие. Спас парню руку молодой российский хирург, ровесник Василия.

Когда решался вопрос о предстоящем обследовании и возможной операции, Москалькова связалась с российским Минздравом и с Управлением здравоохранения Москвы и услышала от них: «А за чей счет вы собираетесь их лечить? У нас в бюджете не заложены на это средства». И российскому омбудсману пришлось решать еще и финансовый вопрос — искать деньги на дообследование моряков и дорогостоящую операцию Василию Сороке. К чести Татьяны Москальковой и ее команды, деньги они нашли, и помощь была оказана своевременно.

На мой вопрос, обсуждала ли Нина Ивановна с российским омбудсманом дальнейшие шаги, касающиеся помощи украинским морякам, Карпачева ответила:

— Безусловно, обсуждали, но насколько я понимаю, до окончания избирательной кампании в Украине Российская Федерация никаких решительных шагов в этом направлении предпринимать не планирует. Сейчас идет следствие. В последнем докладе мониторинговой миссии ООН в Украине отмечается, что статус пленных моряков подпадает под Третью женевскую конвенцию. Это означает, что они могут быть признаны военнопленными, но решение об этом имеет право принимать только российская сторона. Если она это признает, должен будет состояться военный суд.

Это вовсе не означает, что моряков освободят. Статус военнопленных предполагает более гуманное отношение, оказание соответствующей медицинской помощи и т. д.

Впрочем, я могу сказать, мы и сейчас видим, что отношение к ним в СИЗО корректное, возможность посещения адвокатами строго соблюдается, украинские консулы после снятия запрета сейчас регулярно посещают наших моряков. Возможно, кому-то эти шаги покажутся незначительными и незаметными, но они хоть как-то разряжают накаленную обстановку и дают надежду, что за ними последует тот шаг, которого ждут семьи, близкие, родные и все, кто переживает за судьбу наших ребят.

Ждет флот, ждет СБУ Украины, потому что и ее представители там есть — двое моряков являются сотрудниками спецслужб, а еще двадцать два человека — служащие украинского флота, молодые ребята. Самому младшему из них — Андрею Эйдеру — в декабре исполнилось 19 лет. Он встретил их в «Матросской тишине». А 31 марта исполняется 25 лет Андрею Артеменко, который находится в Лефортово. Для нас это наши дети, наши сыновья, которые должны вернуться домой к своим семьям.

Поэтому я очень рассчитываю, что наконец-то прекратится политизация этого вопроса, поскольку она наносит вред делу защиты здоровья и жизни моряков и подрывает имидж Украины как государства, которое выбрало европейский вектор.

Очень часто тихой дипломатией можно добиться того, чего нельзя добиться громкими политическими заявлениями. Мы с российской коллегой договорились продолжать совместную работу, и я очень рассчитываю, что наши общие усилия завершатся возвращением наших ребят.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...

Загрузка...

Без Трампа и Путина: штаб Нетаньяху вынужден...

Украина и Индия — это не США и Россия, а визит в Киев для Нетаньяху равнозначен...

Зреет очередная революция в Украине?

Западу следует отказаться от использования откровенно недемократичной практики --...

Выборы в Москве: суд принял решение о регистрации...

Московский суд удовлетворил жалобу члена партии «Яблоко» Сергея Митрохина на...

Как в Вашингтоне будущее Украины обсуждали

Хербст высоко оценил нового украинского лидера, назвав Зеленского «чрезвычайно...

В Херсоне обыскали судно, которое возило топливо для...

Украинские силовики провели на судне «Мария» обыски в связи с нарушением порядка...

Загрузка...

Когда миром правят клоуны

Коронованные клоуны в интеллектуальных костылях не нуждаются: они полагаются на...

Судить Украину за трагедию MH17 предлагают...

Канадский юрист Джон Филпот поделился сомнениями относительно грядущего суда над...

Десять поводов для приезда Трампа в Украину

Имя человека, которому удастся обеспечить мир, войдет в историю

National Interest о перспективах вооруженных сил Украины

Формировать новые пакеты поставок летальной помощи необходимо на основании более...

Не обольщайтесь: конфликт Трампа с Китаем – подлинная...

Америка нуждается в постоянной угрозе войны, и ей приходится предлагать себя в...

Линия безответственности

Провоцирование дискуссии об особых заслугах национальностей, поощрение претензий на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка