Саммит «нормандской четверки»: лучше, чем можно было ожидать, но хуже, чем хотелось бы

10 Декабря 2019 1 4.7

Итоги этой долгожданной встречи лучше всего подвести в виде заметок на полях совместной пресс-конференции.

Прогуляемся по полям.

1. Все участники саммита одинаково понимают направление движения. Конфликт не замораживается, а миротворческий процесс разблокируется.

У этих простых с виду слов важнейшие политические последствия.
При Порошенко в Украине сложились «партия войны», «партия стены» и «партия резины».

Первая, понятное дело, зовёт воевать двести лет. Вторая – отделить ОРДЛО стеной, а остальную страну обтесать топором. А третья партия – во главе с Порошенко – стремилась изображать со всех трибун жертву, собирать помощь, продлять санкции, набивать карман  и тянуть, тянуть  резину…

 Парижская декларация  наших нормандцев сразу отсекает  и  «партию стены», и «партию резины». Никакого отделения Донбасса, никакого замораживания конфликта (по кипрскому, приднестровскому или грузинскому сценариям). Интенсивная миротворческая работа с регулярными встречами в  нормандском формате, отныне разблокированном.

Следующий саммит по проверке сделанного - уже через четыре месяца.

А всё это в целом означает, что Зеленский действительно делает ставку на новую партию, которая привела его к власти – на пока неформальную «партию мира».

2.  Все согласились, что нужно в ближайшее время укреплять ДОВЕРИЕ

Кто-то скажет, зачем столь серьёзным людям этакие церемонии. А на самом деле, это нужно для придания смысла совместной работе. Переговоры об установлении мира могут идти или в условиях давления, шантажа и диктата, или в условиях доверия. Участники выбрали доверие, а его после манипулятора Порошенко надо специально устанавливать.

Лучший способ достичь доверия – несколько общих практических достижений. Договорились развести в стороны военные силы у станицы Луганской. Путин особо попросил оборудовать там пункты пропуска, где не должны подолгу держать и мучить людей. Надо сделать.

Но  самое главное – обеспечить обмен всеми установленными «узниками» - крайний срок до 31 декабря. Чтобы все сидельцы смогли встретить Новый год дома с семьями.

По поводу большого обмена президенты Зеленский и Путин публично взяли твёрдые взаимные обязательства. Сделают как сказано – и желаемое ДОВЕРИЕ сразу многократно возрастёт.

3.   Зеленский и Путин очертили разногласия

Переговоры в дипломатии нужны в том числе и для уточнения разногласий.
Их на сегодняшний день четыре:

-- включение особого статуса самоуправления для Донбасса в конституцию;

-- амнистия для всех участников «событий» 2014-2019 гг.;

-- выборы в ОРДЛО;

-- передача Киеву контроля над границей между ОРДЛО и Россией.

По всем этим пунктам позиции у сторон разные.

Путин настаивает: делаем строго по написанному в пакетном соглашении «Минск-2».

Зеленский не хочет менять конституцию (хотя изменения приняты Радой в первом чтении ещё при Порошенко), хочет урезать амнистию и получить контроль над границей раньше, чем в ОРДЛО пройдут выборы.

Всё это – серьёзная и неприемлемая односторонняя ревизия соглашения «Минск-2».

Можно ли на основании выявленных разногласий говорить о провале переговоров или о тупике?

Ни в коем случае. В процессе урегулирования застарелого, укоренившегося в жизни и в головах конфликта, нельзя сбиваться на язык ультиматумов и пытаться форсировать события. Участники конфликта должны какое-то время постучаться лбом о не слишком приятную реальность, осознать её, привыкнуть и в конце концов принять неизбежный компромисс.

4. Мои разочарования

У меня два разочарования от парижской встречи: одно практическое, а второе стилистическое.

Мне казалось, что в Париже вполне можно было договориться хотя бы в принципе, без деталей и жёстких сроков, о разведении противоборствующих сил вдоль всей линии их соприкосновения в Донбассе. А договорились пока только о том, что наблюдатели ОБСЕ получат дополнительные полномочия и станут мониторить линию фронта круглосуточно. Лучше бы они мониторили уже не линию фронта, а широкую буферную зону, в которой нет ни мин, ни укреплений, ни стрельбы.

Ну ладно, дело это наживное, не сейчас, так в следующий раз.

А вот другое разочарование глубже и больнее. В течение почти всей пресс-конференции Зеленский говорил нормальным и человеческим, МИРОТВОРЧЕСКИМ языком. А к концу вдруг заговорил языком войны – про «временно оккупированные территории».

Никакой смысловой необходимости в этой языковой порошенковщине не было. Вполне мог обойтись, раз уж за миром приехал. Но он повторил эту неуместную мусорную формулу несколько раз. Видимо, ублажая домашнюю «партию войны». Посылая ей из Парижа сигнал - «я свой».

Это было не просто бессмысленно. Это было… мелко. Не по-президентски. Хорошо, что никаких поправок и никакой полемики по этому поводу НА ЭТОТ РАЗ не последовало. И тем самым возникающее доверие НА ЭТОТ РАЗ не было поставлено под удар.

Первая за три года нормандская встреча не принесла чудес, но и не обернулась консервированием тупика имени Порошенко. Худшего не случилось. Движение к миру начато и точно будет продолжено. Спасибо европейцам – канцлеру Меркель и президенту Макрону.

Президент Зеленский вернулся домой не с пустыми руками. Но как начинающему миротворцу ему стоит, на мой взгляд, поднабраться решительности и определённости в позиции.   

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Украинцы возвращаются из Польши пешком

За полсуток пятницы, 27 марта, пункты пропуска на границе с Польшей пересекли почти 7,5...

Из-за гастролей в России MARUV не может вернуться на...

Украинская певица MARUV (Анна Корсун), которая недавно давала концерт в России, застряла...

У Ангелы Меркель не подтвердился коронавирус

Канцлер Германии Ангела Меркель сдала второй тест на коронавирус, который дал...

В украинской "Википедии" создана миллионная статья

23 марта в украинской "Википедии" была создана миллионная статья.

СН областного масштаба

Результат выборов в Киевской области, как и местных выборов в целом по Украине, - вот...

Украина закроет границы из-за коронавируса: что...

Министерство иностранных дел опубликовало разъяснения для украинцев, которые...

Загрузка...

Спасительный эффект левого марша

Украинская власть – традиционно – мало прислушивается к рекомендациям,...

Саша БОРОВИК: «Украинскую экономику надо...

В России президентом предложены меры, направленные на поддержание со стороны...

Павел Жовниренко: «Чем мутнее ситуация – тем выгоднее...

О самых болевых точках, самых сложных проблемах и о причинах, которые их обостряют, –...

Терпеть и ждать: еще долго кошельки украинцев не...

Вряд найдется хоть один процент украинцев, готовых поверить в заботу Кабмина о...

Призма мира

Новые производства в нашей стране появятся не благодаря западной помощи, а вопреки ей

Страна в зазеркалье

В народе всегда сохраняются здоровые силы. Они есть и у нас, но их проявление на данном...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Denis

Никаких реальных достижений на саммите нет и при текущем отношении сторон и не могло быть.
Достигнуты договоренности лишь по разведению сил и обмену - но это не шаг в направлении решения конфликта, это лишь действия на уменьшения его последствий.

Ни по одному важному вопросу решения не достигнуто. Более того - ни по одному важному вопросу нет даже частичного продвижения.

Центральный вопрос - это даже не выборы, а особый статус. Выборы бессмысленны без особого статуса, ибо выбрать Донбасс может лишь региональных чиновников, которые не смогут отстаивать интересы региона ни одному из важных вопросов (язык, культура, торговые связи). Сторона республик видит только один вариант возвращения - автономия региона, которая позволит локализовать все важные вопросы региона внутри региона, и лишь потом - выборы (хотя они не принципиальны). В то время как украинская сторона активно пушит вопрос выборов, при этом максимально замалчивая вопрос особого статуса. Вопросы особого статуса даже не рассматриваются, украинская сторона делает вид что такого вопроса вообще нет. Для нее принципиально важно получить контроль над границей (что автоматически приведет к полной блокаде региона и неизбежной капитуляции) при этом не давая никаких обещаний по статусу.

Вопрос по статусу - ключевой. И на саммите Зеленский усиленно пытался сделать что такого вопроса нет, а Путин поднял его сразу же как получил слово, что вызвало очень специфическую реакцию у Зеленского. Зеленский не осмелится уступить в вопросе статуса - он слишком боится порошковых активистов и националистов, а для тех вопрос статуса - центральный. И, поварившись в украинском информационном поле, которое замалчивает статус - он верит что минские соглашения удастся принять без него. Поэтому он не делает ничего в этом направлении и не будет делать. Для другой же стороны - вопрос статуса - ключевой, уступки в этом направлении уничтожат все ради чего регион пошел на те действия в которых находится сейчас. Они не пойдут на компромисс в этом пункте. Зеленский мог бы - но он не решится, ибо боится.

Стороны встретились, озвучили свои принципиальные позиции, даже не попытались услышать друг друга и с легким сердцем закрыли этот бесполезный и бесперспективный блок обсуждения. И перешли к обменам и разводам. Ну а обмены и разводы - это то что можно делать бесконечно, подавая это как реальные достижения. Что видимо Зеленский и хочет сделать.

- 35 +
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка