Патриоты власти vs патриоты страны

№3(969) 21–27 января 17 Января 2021

Об острых внутриполитических проблемах, о положении Украины в мире, о возможных перспективах изменить ситуацию – наша беседа с политическим обозревателем Еленой Маркосян.

– Елена, начало 2021 года ознаменовалось сменой политической власти в Америке. Могут ли эти события повлиять на политику внутри нашего государства?

– Америка – это уже гибридное государство: есть уровень власти, который обязан заниматься проблемами внутри территории, а есть уровень, обслуживающий глобальные интересы. Уровня два, а структуры одни и те же, люди одни и те же. При этом расходы на содержание управления и программы развития распределены непропорционально в пользу внешних интересов. Отсюда – постоянно растущий государственный долг, проблемы в экономике и социальной сфере.

Для глобального уровня (бизнеса, финансов, торговли, производства и т.д.) США давно уже не более чем точка регистрации бренда с политической хорошо вооруженной «крышей», позволяющей решать свои задачи по захвату рынков, ресурсов и получению сверхприбылей в любой точке планеты. Расходы на содержание этой «крыши» лежат на плечах всех налогоплательщиков Америки, а сверхприбыли получают корпорации, поэтому внутренний уровень задач остается без денег и без возможностей устранять проблемы оперативно и эффективно.

Когда Трамп посчитал, что в этом плане нужно наводить порядок, он стал помехой глобальному уровню гибридного государства. Смена политической власти в США не означает автоматического разрешения существующих проблем. Они останутся и усугубятся по той простой причине, что ради победы на выборах демократы спровоцировали глубокий раскол в обществе.

Тут нужно еще учитывать, что глобальный уровень гибридного государства имеет специфические инструменты влияния, которые уничтожают дипломатию и создают условия для взрывного роста международной коррупции. Он ведь по сути не контролируется на государственном внутреннем уровне. Отсутствуют законы и институты, способные отслеживать и устранять такие негативные процессы. Поэтому любая смена власти в таком гибридном государстве становится опасной не столько для граждан, сколько для ее политических элит, получающих или теряющих контроль над судебной, финансовой и карательной системами.



Безусловно, смена власти в США скажется на Украине. Мы ведь находимся под внешним управлением глобальной политической и финансовой надстройки. Чем хуже будут идти дела в США, тем тяжелее будет наша ноша, потому что из нашего и без того «худого» кармана и нашими же ресурсами будут решаться задачи и регулироваться интересы глобального уровня в этом регионе. Мы уже сейчас во многом в своих решениях в сфере экономики, разведки, энергетики действуем себе во вред, но на пользу внешнему управлению.

К тому же не следует забывать, что мы единственная страна в мире, которая на политическом уровне заявляет, что воюет с Россией и при этом имеет с ней границу в 2000 км. Мы для США – очень удобный комплект: пушечное мясо + вечный раздражитель Кремля + ментальная неопределенность. Таким набором качеств можно пользоваться как угодно, особенно если власть представляет собой некий желеобразный организм, не способный принимать решения в пользу своих граждан и собственной независимости.

Какое-то время Америке будет не до нас, но я пока не вижу у наших политиков даже намека на понимание того, какой должна быть их собственная стратегия действий.

А первые шаги новой команды уже очевидны: США, не дожидаясь инаугурации Байдена, ввели санкции против украинских медиа и некоторых персон, обнародовавших информацию о фактах международного уровня коррупции, в которой замешаны политики США. Им власть нужна, потому что ее потеря – это хуже чем катастрофа. Отсюда и такая борьба, и столь грязные ее методы, проявившиеся в ходе избирательной кампании.


Можно сказать: «Пожелаем народу и правительству Америки достойно выйти из той ситуации, в которую они сами зашли».

Конечно! Нестабильная Америка – это очень опасно для всего мира. И Трамп это понимает. Он обратился к американцам и жестко отмежевался и от радикалов всех мастей, и от событий 6 января. Демократам этого недостаточно. Они хотят, чтобы он ушел из Белого дома без статуса, который позволял бы ему оставаться политиком и лидером республиканцев. Но если у них это получится, то это будет пиррова победа, которая только углубит раскол в американском обществе, со всеми тяжелыми последствиями.

Так уж сложилось, что теперь политический олимп Америки без Трампа – это опаснее, чем с ним. В т.ч. и для глобальной надгосударственной финансово-политической надстройки.


Пошел второй год «властвования» команды Зеленского. Жесточайшая критика, сложнейшая ситуация на всех направлениях общественной жизни. Что Зеленскому помогает удерживать ситуацию?

На сегодняшний день на нашем политическом олимпе нет очевидной альтернативы. Это кажется парадоксом, но это факт. В спектре политических партий альтернативы есть, а вот в персоналиях – нет. Прежних и «старых» избиратель не хочет, а новые все как на подбор – и в критике, и в похвалах президенту преуспевают, а в способности сформулировать методы решения задач настоящего и будущего абсолютно беспомощны. 



Ряд социологических компаний систематически дают данные о падении рейтингов Зеленского и его команды и выходе на первые места Юрия Бойко или Петра Порошенко…

Говорят о Бойко потому, что это ОПЗЖ. Партийный рейтинг этой структуры растет, а партии «Слуга народа» падает быстрее, чем рейтинг президента. Актуализировался вопрос состоятельности команды, стоящей за президентом. А в этом плане партия «Слуга народа» – уже совсем не команда Зеленского.

Это наводит на мысль, что это выгодно самому Зеленскому: он может откреститься от этой структуры, обвинив ее во всех грехах, и т.о. нарастить собственный рейтинг.

У него огромный арсенал возможностей. Но решительности в действиях не вижу. Чтобы свои возможности реализовать, нужно подняться над картинкой внутрипарламентской и внутрипартийной борьбы с целью достижения результата, которого ожидает большинство общества. Когда речь идет о команде, это не вопрос, кого ты к себе приближаешь, кого расставляешь по должностям. Это вопрос того, насколько тот или иной человек понимает, какие задачи нужно поставить перед структурами, направлениями и людьми. Команда формируется правильно тогда, когда у лидера есть понимание того, что он хочет получить на выходе. А что на выходе хочет получить Зеленский? Второй президентский срок или качественные перемены в стране? Это ведь разные цели! А значит, и команды должны быть разные.

Простой пример. Сейчас многие говорят, что Витренко будет стремиться на должность премьер-министра. И проблема тарифов будет играть в этом немаловажную роль. Если Витренко идет сам, он проигрывает. Если Витренко ведет Зеленский, добиваясь снижения тарифов вдвое, это иной сценарий, иной рейтинговый отклик, это появление зачатков какой-то команды, которую все ждут.

Но если вопрос с Кабмином имеет свою логику, то вторая больная тема – мир на Донбассе – такой логики не имеет и уже начинает негативно влиять на рейтинг Зеленского. 


Но нельзя не учитывать фактор снижения напряженности и активных боевых действий на Донбассе.

Мы не знаем, какие там по активности боевые действия. Мы этого не видим. Мы только знаем, что ОБСЕ не нашла там танков, которые должны стоять в местах отведения со стороны ВСУ, они куда-то делись. Мы слышим, что там один погиб, потом второй погиб, перестрелка какая-то. Но Зеленский так и не смог вывести эту ситуацию в зону видимости СМИ, поэтому люди все оценивают исключительно по факту: войска не разведены, обменов нет, нужные законы в Раде не принимаются. А это значит, что идет замораживание конфликта, а не установление мира, который он обещал.

– Да, к сожалению, война не прекратилась.

И на этом фоне мы видим, как Путин, выступая на итоговой пресс-конференции, говорит, что Россия будет усиливать помощь Донбассу. А потом вдруг после долгого молчания происходит рабочая встреча Козака и Ермака. Некоторые посчитали, что это шаг России навстречу Украине. Но это не так. Вероятнее всего, что Россия просто ознакомила украинскую сторону с тем, как она будет действовать и усиливать помощь – независимо от того, каким будет исход выборов в США.


Мы в начале какого-то нового витка вокруг Минских соглашений?

Да, это так. Не случайно в СМИ вспомнили слова Байдена о том, что на Донбассе нужно проводить выборы и давать им автономию. Мы должны понимать, что страна скатилась до уровня объекта в этой теме, и никому ни о чем не нужно договариваться с нами (точнее – это не обязательно). 


То, что без учета развития событий в Америке и позиции России нельзя рассматривать ни одну проблему в Украине, это понятно каждому эксперту. Ряд экспертов и политиков в последнее время заговорили о потере государственности, о разделе территории нашей страны…

– Разделение территории возможно, если обострится обстановка на Донбассе либо начнется обострение в Закарпатье. Любое обострение в военном формате может привести Украину к окончательному расколу страны и потере государственности.

– Обращает на себя внимание – как серьезный фактор наших успехов и неудач – морально-психологический дух в ВСУ, в силовых структурах в целом.

– Я человек не военный. Но понимаю, что без идеи государства в интересах общества здорового морально-психологического и патриотического духа у армии и силовых структур быть не может. Ну не может для нашей армии стать идеей вступление Украины в НАТО. Они же не идиоты и прекрасно понимают, что можно внести в Конституцию пункт о вступлении в НАТО хоть в каждую вторую статью, но это будут только слова. Наши хотелки останутся при нас, и никто их не обязан осуществлять. Любой военный человек понимает, что такое защита территории. Он знает, что нужно, чтобы армия была сильной, современной, способной решать поставленные перед ней задачи. Начинается это с материальной базы, подготовки, программ перевооружения и т.д., а не с введения новых воинских званий, моделей формы и перехода на отдачу приказов на украинском языке.


Наша армия втянута в непонятную войну, а наша политическая элита – это патриоты власти, а не государства и страны. Когда люди идут на контракт служить ради того, чтобы оплатить коммуналку, о какой армии можно говорить! О той, которая стоит на защите зажравшейся коррупционной власти, издевающейся над народом? Армию опустили бессмысленностью и цинизмом этой войны, на которой одни зарабатывают, другие – гибнут. 


За армию я заступлюсь. Еще в советские времена украинцы доказали, что они достойные и мужественные защитники Отечества. Другой вопрос, когда используют армию, этот государственный институт, не так, как это определено Конституцией. Вот и получается, что у нас огромное количество беглецов от службы в армии, и власть давно бы должна была этим озаботиться.

Я понимаю, что заступаешься за армию, но я на нее не нападаю и очень хочу, чтобы она сама за себя заступилась. Армия должна иметь идею. Сейчас она защищает власть, а не страну и не народ, поднимая в приоритет задач государства войну. Вот так получается. Потому что власть принимает антинародные решения относительно всех сфер жизни общества. Она абсолютно безнравственна, она уничтожила экономический потенциал, обобрала всех стариков. Она опустила граждан до уровня ниже плинтуса. Люди покидают Украину, потому что не видят в ней своего будущего. Налог на войну – это что? Из чьего это кармана? Нищая страна не может позволить себе сильную армию, а власть погружает нас в эту нищету с фанатизмом, граничащим с безумием.

Будучи кадровым военным, я категорически против двух вещей – втягивания армии в политику и использования ее вне рамок закона и Конституции. Это две краеугольные, принципиальные вещи, которые должны у нас работать в Украине. Тогда мы будем гордиться армией, а армия будет знать, что она служит народу и Родине.

Согласна с этим полностью. Но есть одно «но». Если люди, для которых служба Отечеству – это не пустой звук, не проявятся как сила, способная защитить саму себя от использования вне рамок закона, никто не сможет этого сделать. У нас сейчас сама власть нарушает Конституцию, законы, находится под внешним управлением, и естественно, что армия и силовые структуры принимают на себя этот удар первыми. Как армии себя защитить, я не знаю, но очень хорошо понимаю, что нет другой силы, способной сделать это, кроме нее самой.

Мы являемся свидетелями прихода новых поколений к власти. Сорокалетний президент. Ему дышат в спину те, которые имеют огромный опыт политической борьбы, жизни, но они не уходят с политической арены. Тимошенко, Порошенко и т.д. по списку. По твоему мнению, люди прошлой эпохи, политических взглядов, политического опыта и политических действий способны ли еще что-то сделать в этой стране, или им нужно просто заняться чем-то другим?

Желание выбрать новых и молодых мы осуществили. Потому что рассчитывали, что молодость изменит систему. Результат налицо. Он негативный, но позволит обществу сформулировать качественно новый запрос на политику и политиков. Люди просто поймут, что дело не в возрасте, а в способности видеть будущее и предложить реальную «дорожную карту» к нему. Очень молодые люди всегда энергичны и являются носителями новых технологий и решений. Люди постарше, профессионалы, знают, как пройти от исходного состояния в заданную точку. Они конфликтуют на уровне менеджмента и технологий. Но для политика важно понимать не только то, каким образом «пересесть с телеги на автомобиль», а прежде всего – для чего это делать, и куда этот автомобиль будет ехать. Как говорят, на каких-то участках дороги и кобыла сгодится, а где-то и электрокары пройдут.

Такое видение появляется с жизненным опытом и хорошей профессиональной подготовкой. Как это объяснить молодым и очень молодым? Причем, это касается не только исполнительной власти, но и политического процесса. У нас есть партии. Их много. Если партии не умеют работать в формате разумного взаимодействия поколений, то на данном этапе они остаются заложниками устоявшихся схем.

На сегодня ни одна партия не предложила идею посткризисной Украины. Слишком много проблем накопилось, и разгребать завалы политического авантюризма придется еще долго. «Батькивщина» довольствуется 10% в парламенте, идея ЕС – реализовать мечту Порошенко вернуться в президентское кресло, голос «Голоса» вернулся петь на сцену, ОПЗЖ потихоньку наращивает рейтинг. Что их объединяет? Их объединяет консервация сложившихся правил, по которым они действуют как внутри самой партии, так и вне ее. Почему ни с того ни с сего некий Шарий, сидящий бог знает где, идет на местные выборы и проходит сразу в несколько местных советов, не имея никаких денег, не имея ничего? Да потому, что они изменили отношения внутри партийной структуры.

Я их никакими партиями не считаю, в классическом понимании этого понятия.

Мы живем в эпоху «конца истории», как написал когда-то Фукуяма. Все партии – по сути бизнес-проекты. Потому что политика коммерциализована: есть деньги – есть партия, нет денег – нет партии. В нищей стране легче и дешевле госпереворот совершить, чем изменить ситуацию. Почему ОПЗЖ набирает рейтинг? Да потому что, кроме устоявшихся целей и правил, у них появилась идея развернуть страну в русло здравого смысла и восстановить ее суверенитет. Но это не долгоиграющий ресурс. Никто не видит Украину будущего. Ни одна политическая сила! 
Куда едет наша «машина»? В Россию? Нет. Президент новый, но никакие реформы не реализуются, если они разрушают проект «Украина – антиРоссия». Почему мы не идем в Европу? Потому что путь в Европу невозможен на базе русофобии. Невозможен на базе тотальной украинизации. Невозможен на базе превращения страны в сырьевой придаток. В Европу не нужно идти, чтобы стать ее сырьевым придатком. Зачем? Оставайтесь сырьевым придатком у себя.

В условиях продолжения пандемии, роста тарифов и т.д. вероятны ли у нас социальные протесты?

Есть такое понятие – чувство социальной безнадежности. Если человек оказывается в состоянии социальной безнадежности, он все свои силы обращает в агрессию, причем направленную не в точку разрешения проблем, а на людей, которые рядом. Т.е. повышение агрессивных настроений в обществе гарантировано. Будет ли это выливаться в какие-то организованные выступления? Будет. Уже сегодня читаю, слышу, что политики хотят идти на следующие выборы. Обсуждаются проекты создания новых политических партий. Все ждут, когда и как можно распустить парламент. Так что желающие воспользоваться протестными настроениями найдутся. А мир, обстоятельства и время будут ставить нас перед необходимостью принятия решений. И речь идет не о популярных или непопулярных, а о решениях векторного уровня, т.е. – куда идем, что делаем и как действуем, а не чего ждем. Нас просто не выпустят из состояния принятия решений. Придется решать вопросы самоопределения. Самим решать. И не бояться действовать.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Макаронные изделия. Недорого

Нынешняя власть приняла правила игры Запада, основанные на подачках МВФ. Это тот...

Свобода права бороться за свободу

Политика полной и неограниченной свободы предпринимательства приводит к свободе...

Олег Волошин: «Каждый житель Украины при проведении...

Производство вакцины от коронавируса – это огромные деньги, и Украина могла бы...

Когда хочется меньше свободы

Люди способны выйти на улицы ради свободы. Но происходит это тогда, когда у них нужды в...

Саша Боровик: «Реформировать бедное и поляризованное...

«Внесудебное закрытие телеканалов государством – это иллиберальный подход к...

Провинциальная столица

Чтобы Киеву стать столицей, надо вернуть во власть людей, которые искренне будут...

Когда волки сыты

Государство Украина своих людей не защищает, оно их грабит

Стратегия давления

Для нынешней власти стыдно быть образованным, стыдно иметь опыт работы,...

Арсен Аваков: «Никакие националисты, никакие бандюки,...

Аваков на совещании с силовиками Харьковской области объявил войну уличной...

Мэйнстрим и сложные файлы

Саша БОРОВИК: «Я не считаю ни партию Порошенко, ни националистов проевропейской...

Мировой стандарт лицемерия

Возможна ситуация, при которой под вывеской демократии из состава народа может быть...

Гибридный колониализм

Байден мечтает завершить свою миссию развалом РФ, создать новый гибридный глобальный...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка