Прости нас, Лакки!

№14(980) 8 – 14 апреля 03 Апреля 2021

Притравочные станции – это место, где дрессируют охотничьих собак средневековыми жестокими способами.

В соцсетях появилось видео, на котором изможденного медведя, еле переставляющего лапы, двое крепких молодых людей вытаскивают на цепи из клетки. Перед натравленным на него псом испуганный зверь падает на спину, словно моля о пощаде.

От постоянных издевательств, рваных ран, тесной грязной клетки, жизни впроголодь зверю оставалось только мечтать о смерти как об избавлении. На протяжении года его рвали собаки, били железными палками люди. Чтобы он не поранил собак «уважаемых» гостей, ему выбили зубы и вырвали когти. От страшных мук медведь выл по ночам. Он не мог понять, за что ему выпало терпеть все эти измывательства. Он знал от матери, что человек жесток, но что настолько может быть страшно общение с ним, не мог даже представить. На его глазах собаки рвали на части других зверей: енотов, лис, бобров.

Сначала он пытался сопротивляться, разбрасывая нападавших на него собак, но после неоднократных избиений егерями, смирился. Собаки оторвали у него хвост. Вся спина была в незаживающих рубцах. Но он все еще был жив.

При виде очередной стаи собак медведь сам подставлял им шею – будто просил: положите конец моим страданиям.

Каждый восход солнца медведь воспринимал с ужасом. Только ночь приносила относительный покой.

Вытаскивая упирающегося всеми четырьмя лапами медведя, егери злобно шутили: «Старожил… места живого на нем нет, весь порван, а все еще жив».

Никто еще в застенках этой притравочной станции не выдерживал так долго. Егери были сами удивлены живучести зверя и перед каждой очередной притравкой собак ставили ставки – выживет он или нет.

…Это утро началось для медведя по-новому. Жизненные силы оставляли его. Он чувствовал, что приходит облегчение, и куда-то отступает нестерпимая боль во всем теле.

Много людей подошли к его клетке. Они что-то оживленно обсуждали, размахивая руками. Сбили замок и открыли дверь. Зверь не реагировал на это, только из его глаз текли слезы. «Не надо! Не мучьте меня!» Это была мольба о милости.

Его буквально волоком вытащили на двор, который доставил ему столько боли и страданий. Люди склонились над ним, они что-то делали. Но ему было все равно, лишь бы не испытывать пронизывающую нестерпимую адскую боль.

Потом была длинная, как ему казалось – нескончаемая – дорога. Очнулся он в чистой комнате, рядом с ним был человек в белом.

– Счастливчик, – сказал человек, – я буду теперь так тебя и называть – Лакки. Это огромное счастье, что ты выжил, хотя шансов на это фактически не было.

Лакки не знал, что более недели кто-то боролся за его жизнь.

Прошло два месяца, медведь немного окреп и уже мог, хотя и с трудом, но подниматься на ноги. Его больше не били током и палками, не рвали собаки. Но все же каждый рассвет он воспринимал с тревогой.

 Лежа на чистой мягкой подстилке, Лаки, наверное, думал: как странно устроен мир, и какие удивительные эти люди – одни принесли ему жуткие мучения, а другие подарили вторую жизнь и сегодня с любовью ухаживают за ним. Так кто же они, какие на самом деле эти люди?

Охота по-украински

27 января 2021 г. под Верховную Раду Украины пришло несколько сотен охотников, чтобы выразить свой протест против нововведений в законодательстве, которые запретят отстрел волков, лисиц, бродячих собак, а также закроют притравочные станции. Они требовали от парламентариев не принимать ряд законов, которые, по их словам, являются «убийственными» для охотничьего собаководства, а также охотничьей отрасли.

Собравшиеся требовали у депутатов не принимать законопроект №2232, который вносит ряд ограничений в части подготовки охотничьих собак, а также регулирования численности некоторых видов диких животных. В частности, указанный документ направлен против незаконного использования животных в качестве живой приманки при подготовке собак охотничьих пород и ловчих птиц к охоте.

Кроме того, митингующие выступали против одобрения Радой законопроектов №0870 («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно охраны фауны и флоры, согласно международным соглашениям»), №2351 («Об имплементации международных договоров и директив ЕС в сфере охраны животного и растительного мира»), а также законопроекта №3563 («О защите детей от наблюдения за охотой»).

Митингующие развернули баннеры и плакаты с надписями: «Охотник – друг природы», «Охотничьи собаки рождены для охоты», «Охотничьи собаки – это необходимость, а не каприз», «Охота – наиболее эффективный инструмент охраны животного мира» и т. д.

В ответ Александр Качура – один из авторов законопроекта, запрещающего притравочные станции, написал, что подобное собрание устроили руководители охотничьих хозяйств, которые живут на средства, полученные за изощренную жестокость по отношению к диким зверям. «Это кровавые миллионы», – подчеркнул он.

Охотничье собаководство в Украине развито и урегулировано законодательными нормами, однако в соответствующей нормативной документации не исключена возможность использования «живых тренажеров» для натаскивания собак.

– В существующих правилах на притравочных станциях заложены нарушения и необузданная жестокость: если животное изувечено, но на базе ему нет замены, через полчаса и на раненого зверя можно вновь натравить собаку. Это настоящий конвейер смерти, где лисы и кабаны — как тренировочные куклы из папье-маше, — считает кинолог Вадим Серебряников. – Мнение известных экспертов кинологов и охотоведов однозначно – подготовка собак в искусственных условиях, наоборот, ведет к потере племенных качеств. У собаки же воспитывается злоба и агрессивность, которые могут проявиться и в повседневной жизни.

Элитная жестокость

В Украине запретили притравку на медведей и волков, а парламент принял закон об уголовной ответственности за издевательство над животными: теперь за издевательство над животным грозит не только штраф до 8,5 тыс. грн., но и можно попасть за решетку – на 8 лет. Однако сотни притравочных станций в стране продолжают функционировать. Происходит это в закрытом – «клубном» – режиме. Там собак учат догонять и хватать добычу. И это зрелище не для слабонервных. Диких животных калечат, чтобы не кусались, загоняют в клетки и отдают псам на растерзание. Там созданы такие условия, что в схватке с собакой уцелеть животному практически невозможно.

На одно из таких закрытых мероприятий удалось попасть. Туда съехались на соревнования охотничьих собак десятки респектабельных мужчин на престижных автомобилях. Некоторые привезли с собой маленьких детей. Отцы объясняли им, что так поступают с животным, потому что «мишка плохой».

В клетке два на два метра сидел этот «мишка». Жуткие условия: грязь, ни еды, ни воды. Оказалось, это медведица. Почти все время под замком. Выпускали только «для дела». Есть ли у нее кличка, никто не знает. Позвал ее ласково: «Ты моя красавица, мой зайчик». Она приподняла голову, потянулась мордой. А глаза — как у мученицы.

Завидев сотрудников станции, медведица в страхе прижалась к стенке. «Хитрая», — усмехнулся один из мужчин в камуфляже. Ее поволокли на улицу на цепи, обвитой вокруг шеи. Она еле переставляла лапы. Сквозь звено другого конца цепи был продет натянутый между деревьями металлический трос, вдоль него медведицу тащили силой к середине двора. Там оставили — натянув привязь, чтобы не могла сойти с места. Выпустили собаку. Пес помчался к зверю. Медведица не пыталась защищаться, признавая свою слабость. В тот день были не очень агрессивные собаки. Другие бы разорвали. Егеря говорили, что у них был еще один медведь, его «сожрали».

Данную медведицу «списали из цирка или зоопарка». Возраст по внешнему виду не определить – замученная, клоки шерсти вырваны, вся в кровоточащих ранах.

На той же станции держали кабана и барсука. Притравку на барсука мы тоже смогли увидеть. Испуганный зверь забился под кладку из нескольких бревен. Одно убрали, освободив псу проход. К счастью, и эта собака не решилась наброситься на жертву.

– Была бы поагрессивнее, залезла бы и загрызла, – сказал егерь.

Терпеть издевательства над животными дальше мы не стали — позвонили зоозащитникам и в полицию.

Хочется надеяться, что организаторы данного смертельного шоу понесут самое серьезное наказание. Хотя где-то в глубине души гложет сомнение: ведь подобные заведения не могут существовать тайно, у них явно есть покровители, в т.ч. и в природоохранных и правоохранительных органах. Больно прибыльный этот кровавый бизнес…

И хотя на зверей на этой притравочной станции полностью отсутствовали документы, но вывезти их оттуда оказалось проблемой, так как гости мероприятия своими элитными авто перегородили дорогу. А спустя некоторое время защищать это кровавое действо примчался сельский голова. И только после вызова подкрепления полиции все же удалось вместе с зоозащитниками и ветеринарами вывезти животных.

При официальном запрете притравочных станций этот бизнес не исчез, а просто ушел в подполье. Привлечь человека к ответственности за жестокое обращение с животными крайне сложно. Впрочем, отношение общества к проблеме, пусть и медленно, но начинает меняться, отмечают эксперты, и все больше людей готовы встать на защиту прав животных.

Убийство в законе

– Этому садизму не место в современном мире. Подобное натравливание наносит подневольным животным увечья и нередко приводит к смерти, – говорят эксперты Национального экологического совета Украины. – Собаки рвут зверя, потом ему зашивают раны, подлечивают и снова пускают «в работу». И так до момента, когда его уже не могут спасти. Более бесчеловечный поступок трудно себе представить! Это конвейер смерти!

В то время как народные депутаты и чиновники Минэкологии пиарятся на экологической проблематике и заявляют о недопустимости жестокого обращения с животными, в Украине продолжают действовать притравочные станции, где гибнут сотни животных.

Пыль в глаза… Вы думаете, что мы начинаем жить по европейским стандартам, и у нас государство начало защищать права животных? Эти мысли основываются на том, что в последнее время в некоторых парках появились специальные мусорные баки для испражнений собак, а в Киеве установили автомат, выдающий бездомным животным горсть корма в обмен на пластиковую бутылку… И поэтому животным в нашем человеческом мире стало жить спокойнее и комфортнее, и их права защищены?

25 ноября в сеть попал приказ, подписанный главой Министерства защиты окружающей среды и природных ресурсов Романом Абрамовским «Об утверждении сроков проведения пользователями охотничьих угодий натаскивания, нагона, муштровки, полевых испытаний и соревнований охотничьих собак», который фактически легализует пытки и убийство человеком диких животных с помощью собак. В документе также определены сроки, когда разрешается использовать различных живых животных в качестве макета для обучения собак убийству.

Почему такие приказы отдают те, кто получает деньги за законодательную защиту животных, непонятно: разрешение на убийство дают те, кто должен защищать?!

И этот беспрецедентный по своей бесчеловечности документ согласовывает глава Государственного агентства лесных ресурсов Украины Василий Кузьович. А исполняющий обязанности начальника Управления охраны биоразнообразия и ресурсов Владимир Домашлинец даже разрабатывает конкретные сроки.

Так, натаскивать хортовых собак на зайца позволили с ноября по январь, а травить лису гончими породами — с октября по февраль. Всего в документе позволили законно пытать до двух десятков млекопитающих и птиц: лису, зайца русака, барсука, кабана, фазана, оленя европейского и пятнистого, белку, бобра, куницу лесную и каменную, норку американскую, утку, кулика, перепела, куропатку серую и норку.

Прочитав такое, десятки зоозащитников и экоактивистов начали в соцсетях бить тревогу и призывать министра окружающей среды прийти в себя и напоминая этому министру о кровавой реальности притравочних станций и о тех обязанностей, что возложены на него государством и обществом.

Хамелеон

Притравочные станции — это не про красивые картинки охоты с собаками, как в художественных фильмах или на дорогих гравюрах. В украинских реалиях это всегда о мучительной и медленной смерти диких животных, которых человек сделал манекеном, чтобы научить других животных убивать.

Чаще всего на притравочные станции попадают лисы, еноты, волки и медведи. Иногда — дикие кабаны. Чтобы животные не причинили вреда охотничьим собакам, им завязывают морды липкой лентой. Часто вырывают зубы и когти. Чтобы облегчить собакам дело, диких животных привязывают. Обездвиженные, те никак не могут защититься.

– Притравочные станции часто маскируют под вывесками охотничьих или тренировочных, — говорят зоозащитники ОО Uanimals. – Запретить издевательство над животными и прекратить их массовые убийства – это первоочередная задача Минэкологии. Но министр, приняв сторону охотников, издал странный приказ, не только разрешающий, но и регулирующий это безобразие. Правда, после начавшегося скандала в СМИ, поднятого зоозащитниками, он попытался «переобуться в воздухе» и написал на своей страничке Фейсбук о том, что он против притравочных станций и обязательно отменит свой приказ. От государственного служащего, который начал заниматься вопросами экологии и охраны природы всего год назад (прежде он работал экономистом), довольно странно слышать такие оправдания. Создается впечатление или полной некомпетентности министра, или попытки любой ценой избежать огласки и не допустить скандала.

– Надеюсь, что Абрамовский сделал какие-то выводы из им же самим созданной некрасивой ситуации, и в дальнейшем подобных скандалов не будет. Хотя верится в это с трудом, – говорит зоозащитник Юрий Воскобойников. – Досадно, что в Европе большинство стран уже давно отказались от притравочных станций, а мы только становимся на этот путь. Между тем закрытия их требуют большинство жителей страны. Как свидетельствуют результаты опроса Kantar Украина, который проводили в октябре 2020 г., 74% украинцев поддерживают запрет притравочных станций.

Рука помощи

1100 километров из Запорожской области во Львовскую медведь Лакки проехал в специально обустроенном автомобиле.

Его выходили в Центре реабилитации диких животных возле Запорожья. Он окреп. Шрамы затянула отросшая шерсть. Конечно, ни зубы ни когти ему не вернуть, но он научился жить без них. И хотя по привычке Лакки вздрагивает при виде людей, внимательно наблюдая за ними, определяя их намерения, но все же он стал намного спокойнее и реже стонет по ночам.

Ветеринары решили, что лечебный процесс окончен, и медведю необходима реабилитация, максимально приближенная к естественным условиям. Лакки согласился забрать медвежий приют «Домажир» близ Львова, где он стал одиннадцатым обитателем.

Международная зоозащитная организация Four Paws построила во Львовской области медвежий приют.

На участке леса площадью более 20 га проходят реабилитацию медведи, пострадавшие от жестокого обращения людей. Назвали убежище «Домажир» – по названию ближнего села. В приюте животные чувствуют себя как в родном лесу.

После осмотра ветеринара и многодневного карантина Лакки впервые выпускают в небольшой временный вольер.

– Думаем, что у нас ему понравится. Хотя он еще более похож на съежившийся комок нервов, но уже сейчас видно, что мишка не агрессивный. А его вдумчивые широко распахнутые глаза просто заворожили наших сотрудников. Он станет любимцем. Никто его в обиду никому не даст, – говорит  директор «Домажира» Игорь Николин, – у нас все постояльцы с непростой судьбой. Вот, например, медведица Оля, она десять лет была в передвижном цирке. Чтобы зверь не боялся яркого света и был подконтрольным, ей выжгли лазером глаза. Через какие еще методы «дрессуры» пришлось пройти медведице, сказать сложно. Полноценное зрение к Оле не вернется. Но ее здоровье постепенно восстанавливается, а страх перед человеком уже не такой панический. Подобные печальные истории можно рассказывать о каждом нашем питомце. Главное, что коллектив приюта состоит из людей, любящих природу и свое дело. Поэтому окруженные заботой и любовью медведи, мы надеемся, восстановятся и обретут вновь радость жизни.

Работники приюта прячут фрукты и рыбу на деревьях и пнях в вольере. Это делается для того, чтобы животные «охотились» за провиантом и больше двигались.

Лакки с удовольствием ищет еду – залезает на деревья, роет землю.

Медведь молодой, ему не более пяти лет. В неволе они могут жить до 40 лет при правильном уходе.

Прости нас, людей, за все, Лакки!

Эпилог

Существует две позиции, и они диаметрально противоположны. Зоозащитники категорически требуют на законодательном уровне запретить все притравочные станции, а охотники считают, что в сегодняшних реалиях охотничьей сферы нужно найти компромисс, исходя из мирового опыта.

Как вариант — бесконтактная притравка через стекло или сетку. Подобное практикуется в некоторых странах. Но при этом необходимо определить требования к питомникам и вольерам, где содержатся дикие животные, используемые в тренировках, а также порядок их содержания и разведения. Однако однозначно нужно запретить жестокое обращение с животными при дрессировке, исключить травмы. Также необходим запрет на тренировку собак, не относящихся к охотничьим породам. Кроме того, нужно четко определить круг организаций, которым разрешается предоставлять такие услуги.

В Украине с каждым годом растет зоозащитное движение. Все больше активистов встают на защиту животных. Одна из таких организаций – Uanimals, которая с 2016 г. пропагандирует гуманное отношение к животным, необходимость их защиты от эксплуатации и издевательств. За последние годы им удалось добиться запрета цирков с животными в двух десятках городов, договориться об отказе от натурального меха с несколькими десятками дизайнеров Ukrainian Fashion Week, помочь в питании и лечении животных в приютах и реабилитационных центрах. И таких организаций немало.

Это радует и вселяет надежду, что не все потеряно в нашем обществе. И, возможно, чувства любви, сострадания, ответственности за себя и других, которые впитаны нами с молоком матери, победят жестокость, злобу и алчность на крови. Ведь окружающие нас живые существа наделены теми же правами на жизнь, что и мы с вами. И мы должны цивилизованно сосуществовать с ними, строя наши отношения на уважительной основе.

Справка «2000»

Бурый медведь — «краснокнижное» животное и имеет самый высокий охранный статус. Но, по словам украинских зоозащитников, масштаб нелегальной торговли таким товаром катастрофический. По оценкам волонтеров, сейчас в неволе содержится около 200 медведей. Это больше, чем их осталось в дикой природе Украины.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Долг красен арестом имущества

Воспользоваться сайтом Единого реестра специалисты советуют не только должникам, но и...

Градоустройство столицы

Столица располагает значительными территориальными резервами...

Фантом национальной безопасности

Ввиду многолетней продемократической риторики само слово «внесудебный» должно...

Надо строить прагматичные отношения

Евроскептиков пугают мрачные перспективы разорения отечественных производителей,...

Украинский подвид паразитирующего реформизма

Уже в феврале — под лозунгами о реформах и развитии — начнется движение по пути...

В поисках ренессанса

Когда в отечественном небе будут десятками летать новые машины, появится и зарубежный...

Антарктическая эстафета

В субботу, 6 февраля, украинские исследователи Антарктиды, а вместе с ними все, кому не...

Мрачное Средневековье

Коллекторам запретят взаимодействовать с должниками с 20 часов до 8.00

Собрание акционеров без акционеров

Начало 2021 г. ознаменовалось новым витком давления на запорожское предприятие АО...

Украинские лопасти для тяжелых вертолетов – это...

24 декабря состоялось знаковое событие в истории вертолетостроительной отрасли нашей...

Волки «джихада» в овечьих шкурах ислама

В XXI веке даже самая дикая экстремистская организация понимает важность публичного...

Подковерные игры вокруг флагмана отечественного...

Привлекает Бориса Кауфмана не только высокая доходность международных воздушных...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка