Академическая доброчестность в обществе двоемыслия

№1-2(968) 14–20 января 13 Января 2021

В антиутопии Дж. Оруэлла «1984» двоемыслием называлась система мышления партийной интеллигенции, характеризующаяся способностью «забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился».

Последнее время «борьба за академическую доброчестность» части украинского научно-образовательного социума вызывает ассоциации именно с этим романом.

Впрочем, по порядку.

15 декабря ушедшего года Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования (аббревиатура на украинском языке — НАЗЯВО) заявило, что приняло решение приостановить рассмотрение Комитетом по вопросам этики заявлений, жалоб и сообщений о нарушении академической доброчестности. Причиной приостановки назывались обжалования решений комитета в судах на основании отсутствия нормативно-правового документа для их принятия. Т.е. порядка, регулирующего отмену решений специализированных ученых советов о присуждении научных степеней. НАЗЯВО также заявило, что уже полтора года как соответствующий проект был направлен в Министерство образования и науки, но он так и «не вынесен на утверждение в Кабинет Министров Украины».

Перекладывание на МОН вины за провал наиболее социально значимого направления работы агентства может выглядеть убедительным лишь для тех, кто не знает или забыл, что на время подачи проекта профильное министерство возглавляла Лилия Гриневич, соратница нынешнего председателя НАЗЯВО С. Квита, а после нее — его же воспитанница по НАУКМА Анна Новосад. Поэтому если даже при министрах, максимально лояльных к НАЗЯВО, документ не был направлен в КМУ, то дело тут, очевидно, не в перестановке предметов интерьера.

Представляется, что ссылка на судебные иски была использована лишь как повод для приостановки рассмотрения заявлений. Причиной же является нечто иное, не известное широкой общественности.

В конце ноября 2020 г. на электронный адрес НАЗЯВО было направлено официальное заявление ВГО «Украинская федерация ученых» об отмене решения специализированного Ученого совета Д 26.187.02 в Институте электродинамики НАН Украины о присуждении научной степени доктора технических наук Бабаку Сергею Витальевичу. Основанием для данного заявления стал значительный объем академического плагиата, выявленный в его докторской диссертации.

1 декабря это заявление было продублировано почтой на имя С.Квита. В нем также выражалась надежда, что рассмотрение заявления произойдет в 30-дневный срок, как это предусмотрено законом Украины «Об обращении граждан». Ссылка на закон объяснялась тем, что предыдущее заявление этой же ВГО — о плагиате в докторской диссертации Екатерины Кириленко — пролежало в НАЗЯВО без движения больше года. (Ускорило его рассмотрение или, скорее, вообще сделало возможным лишь то, что в конце февраля 2020 г. я, понимая, что НАЗЯВО по своим профессиональным качествам не в состоянии обеспечить надлежащий уровень проверки названной диссертации, передала С.Квиту большую часть составленных мною сравнительных таблиц плагиата в диссертации жены экс-вице-премьера).

Заявление по С. Бабаку сопровождалось 52-страничным дополнением в виде сравнительной таблицы текстовых заимствований без указания автора и ссылок на источник текстов. Таблица однозначно давала понять, что объявить плагиат в докторской С. Бабака «низким академическим качеством», как это было сделано с плагиатом в докторской диссертации члена самого НАЗЯВО А. Длугопольского, у комитета по этике не получится (Т. Пархоменко. «Совість вищої освіти: як плагіаторів найняли забезпечувати якість науки». — УП, 05.07.2019).

Тут не могло бы помочь и привлечение «международных» экспертов, способных ознакомиться только с кем-то сделанным переводом, неизвестно в какой степени соответствующим оригиналу диссертации.

Констатировать же обширный плагиат у председателя Комитета Верховной Рады по науке, образованию и инновациям, с которым у руководства НАЗЯВО уже выстроились партнерские отношения на почве общих интересов, лежащих за пределами борьбы с плагиатом, означало бы поставить под удар интерес НАЗЯВО, в частности, в его противостоянии с МОН.

Поэтому Нацагентством и было принято воистину «соломоново» решение: «ни мира, ни войны, а армию распустить».

С. Квит (крайний слева), С. Бабак (третий слева). Фото взято со страницы народного депутата Ю.Гришиной в Фейсбук

А через несколько дней после этого академику В. Л. Мазуру, подписавшему указанное заявление в НАЗЯВО, передали приглашение «попить чайку» у председателя профильного комитета. В ходе встречи, состоявшейся в кабинете С. Бабака в ВР, речь шла о том, что никакого плагиата у него нет, а все обвинения — это происки недоброжелателей.

Отозвать заявление академик В. Л. Мазур отказался.

О том, что докторская диссертация Сергея Бабака «Комп'ютеризовані системи контролю довкілля об'єктів енергетики на базі безпілотних авіаційних комплексів» содержит массовый плагиат, было прекрасно известно не только С. Квиту и членам НАЗЯВО. В статье в УП от 29 мая 2019 г. «Радник Зеленського з освіти, який назвав реальною зарплатню вчителя в $4000 — плагіатор» мною были показаны наиболее интересные моменты этого плагиата. Однако, несмотря на широкую огласку факта диссертационного плагиата, С. Бабак был избран председателем профильного комитета ВРУ, осуществляющего, в частности, контрольную функцию в сфере науки и образования.

И само избрание, и последовавшие через некоторое время события показали, что проблема академической доброчестности (а плагиат является самым кричащим ее нарушением) на самом деле мало волнует украинское общество в лице его научно-образовательного сегмента, и что эта проблема «извлекается из забвения» лишь тогда, когда в этом появляется политическая необходимость. Это весьма ярко и высветил т.н. кейс С. Бабака.

Необходимо напомнить, а для кого-то впервые сделать известным суть диссертационного плагиата председателя профильного для науки и образования комитета ВРУ. Тем более что анализ, проведенный уже после выхода моей статьи, дал новые материалы, позволяющие вести речь не только о плагиате, и не только в докторской диссертации, но и еще об одной распространенной практике в украинской науке, о которой многие знают, но предпочитают молчать: о guest-writing'е — гостевом авторстве или гостевом писательстве (подробнее об этом ниже).

Выявленный на сегодняшний день плагиат в докторской диссертации С. Бабака достигает 20% совокупного текста ее основных разделов.

Одним из его источников являются публикации российских авторов, что типично для украинского плагиаризма. Так, например, статья И. В. Прокопьева и А. В. Бецкова «Структура системы управления беспилотных летательных аппаратов специального назначения» (Труды международного симпозиума Надежность и качество. — Пензенский государственный университет. — 2012. — Том 1). практически полностью перешла в докторскую диссертацию С. Бабака без ссылок на источник.

При копировании раздела из публикации доцента кафедры атомных и тепловых электростанций Томского политехнического университета А. М. Антоновой «Экологические проблемы АЭС и их решения» (Промышленные ведомости №10—12, октябрь—декабрь, 2010) С. Бабаку пришлось только заменить словосочетание «российские АЭС» на «українські АЕС».

А вот ради того, чтобы скрыть в одной из своих публикаций заимствования (перешедшие и в диссертацию) из статьи студента Национального минерально-сырьевого горного университета (Санкт-Петербург) А. Данилова, диссертанту пришлось даже еще одну статью задним числом размещать на сайте электронного издания южноукраинского вуза.

Правда, этот подлог не только не помог скрыть плагиат, но и сделал ситуацию просто анекдотической: размещенная якобы в 2014 г. статья содержала ссылки на публикацию самого С. Бабака, вышедшую в... 2015-м! К тому же заимствованные фрагменты были опубликованы студентом А. Даниловым не только в 2015 г., но и ранее — в статье 2013 г. (см. фото документов).

(Справедливости ради следует сказать, что подобные подлоги публикаций практиковались не только С. Бабаком. Например, той ж Екатериной Кириленко (Т. Пархоменко «Калечить репутации» плагиатом, або Як дружина Кириленка книжки видавала заднім числом» — УП, 12.09.2017).

Также почти полностью в диссертацию была включена статья украинских ученых: П. П. Ткачука, Ю. П. Сальника, Ю. М. Пащука, І. В. Матали «Система автоматизованого управління польотом і корисним навантаженням тактичних безпілотних літальних апаратів» (Військово-технічний збірник 1(10)/2014). При этом содержащиеся в ней ссылки на статьи третьих лиц С. Бабак заменил ссылками на свои публикации, которые вышли уже после статьи названных выше авторов.

Собственно, с отечественными авторами С. Бабак вообще не церемонился. Так, вписав в диссертацию под своим именем не им написанную часть совместной с к. т. н. В. С. Еременко статьи, заодно присвоил себе и авторство на разработку, сделанную несколькими годами ранее другими учеными.

Публикации самого С. Бабака заслуживают отдельного рассмотрения.

Во вступлении диссертации сказано: «Основні положення і результати роботи викладено в 37 друкованих працях, серед яких: 2 монографії, підручник, 24 статті у наукових фахових виданнях України...». На самом деле в списке литературы, где и размещены названия его публикаций, фигурирует лишь 33, а на самом деле 32, поскольку одна и та же публикация указана дважды. Из них: 2 коллективные монографии и учебник в соавторстве, патент и 28 публикаций со статусом «статьи» и «тезисы». В список автореферата добавлено еще 5 одностраничных публикаций, вышедших в одном и том же номере одного и того же издания.

Поскольку согласно нормативным документам, регулирующим присуждение научных степеней в Украине, требуется, чтобы в одном выпуске (номере) журнала (или иного печатного издания) было не более одной статьи соискателя по теме диссертации, а также «не засчитываются работы, в которых... повторяются результаты, опубликованные ранее в других научных работах», количество уменьшается до 24 (две статьи полностью составили текст третьей, в которой их текст был просто переведен на английский язык. Еще одна представляет собой переведенную на английский язык часть коллективной статьи, опубликованной ранее. Текст еще одной коллективной статьи повторяется в переводе на английский и публикуется уже под единоличным авторством Бабака).

После этих отсеиваний, которые должны были проводиться на этапе предзащиты диссертации, чего сделано не было, остается 7 единоличных статей и 17 — в соавторстве.

Начнем с монографий и учебника. Бабак свой вклад в коллективную монографию «Статистическая диагностика электротехнического оборудования» (К.: 2015), соавторами по которой были его научный консультант доктор технических наук М. В. Мыслович и кандидат технических наук Р. М. Сысак, определил так: «обґрунтування ключових наукових положень, що покладені в основу методик проведення натурних та лабораторних випробувань із застосуванням створених засобів вимірювання». Сей «вклад» вызывает интерес как минимум тем, что название докторской диссертации М. Мысловича «Научные основы теории информационно-измерительных систем статистической диагностики электротехнического оборудования» удивительным образом совпадает с названием вышеозначенной монографии. Из чего вытекают обоснованные сомнения в способности Сергея Бабака, на тот момент кандидата экономических наук, «обосновывать ключевые научные положения» доктору технических наук Мысловичу.

Вклад во вторую коллективную монографию «Інформаційне забезпечення моніторингу об'єктів теплоенергетики» (под ред. чл.-кор. НАН Украины В. П. Бабака. — К.: 2015), авторство в которой также не разведено (следовательно, определить, кто именно что написал, невозможно), Бабак определил так: «здобувачу належить визначальна роль у... технології створення та реалізації безпілотного авіаційного комплексу». Вот только в данной монографии не то что про создание и реализацию речь не идет, но и само понятие беспилотного авиационного комплекса отсутствует!

А вот в первом издании учебника «Теоретические основы информационно-измерительных систем» (под ред. чл.-кор. НАН Украины В. П. Бабака — К., 2014) авторы глав указаны. Это позволяет увидеть, что все главы, где имя и фамилия Сергея Бабака фигурируют, написаны вместе с его отцом — академиком, д.т.н. Виталием Бабаком. Однако ничего из написанного, пусть и в соавторстве с папой, в диссертацию Бабака-младшего не вошло. А вот написанное другими авторами — вошло, причем без упоминая их фамилий и ссылок на источник, т. е. в виде того, что принято называть плагиатом.

Например, из главы 1 «Задачи функционирования информационно-измерительных систем», написанной единолично д. т. н. Л. Н. Щербаком, и из главы 15 «Метрологическое обеспечение систем», авторами которой являются В. С. Еременко и В. М. Мокийчук. Из написанной ими главы пять страниц прямо скопированы в докторскую диссертацию Бабака (без ссылок). К слову, во втором издании этого учебника в 2017 г. разведение авторства предусмотрительно убрано.

Но особенного внимания заслуживают статьи и тезисы.

Во-первых, потому что диссертация С. Бабака — это эдакая «антология» публикаций, в которых он выступал преимущественно соавтором. Во-вторых, немалая часть из них (как единоличных, так и в соавторстве) содержит плагиат. В-третьих, анализ статей, в которых Бабак фигурирует как соавтор, дает основание предполагать, что в них он часто выступал в качестве т. н. гостевого писателя, или автора-гостя: guest-writing.

Несмотря на то, что это понятие не характерно для украинского научного дискурса, явление, им обозначаемое, достаточно известно, ибо перешло из советского прошлого, где было весьма распространенным.

Традиция вписывать в соавторы публикаций (как и в состав подающихся на премии коллективов) начальников — руководителя отдела или института (или обоих вместе) — была прочно укорененной в советское время. Некоторые зарубежные авторы считают guest-writing видом фиктивного авторства, иные — средством повысить статус публикации, если в качестве гостевого автора вписывают крупных ученых или иных известных личностей.

Однако Сергей Бабак ни на роль первых, ни на роль вторых и близко не тянул. Соавторы — доктора и кандидаты технических наук — вряд ли нуждались во «вкладах» кандидата наук экономических. Но они в большинстве своем были или подчиненными, или коллегами Виталия Бабака — отца Сергея, который в таких соавторах как раз нуждался.

Красноречивой является и интенсивность публикаций С. Бабака по докторской диссертации: 2012-й — 1 статья (в соавторстве); 2013-й — 2 (обе в соавторстве), 2014-й — 5 статей, из которых 2 единоличные (год публикации еще одной статьи сфальсифицирован, статья на самом деле не могла выйти ранее 2015 г.) и 3 — в соавторстве, а также коллективный учебник и патент (в соавторстве); 2015-й — 21 публикация: 2 коллективные монографии и 19 публикаций: тезисы и статьи (9 единоличных и 10 в соавторстве), 2016-й — 1 статья (в соавторстве).

Т. е. первая статья — коллективная — появилась в 2012 г., две (также в соавторстве) — в 2013 г., а максимальное количество публикаций приходится на 2015 г. — накануне защиты, имевшей место 12 апреля 2016 г.

До 2012 г., согласно Гугл Академии, публикаций у С. Бабака с 2004 г. — года защиты кандидатской — не было. Если это так, то докторская диссертация была написана фактически за два года: 2014 и 2015.

Следует также заметить, что за прошедшие после защиты кандидатской годы С. Бабак высшего технического образования не получил.

Из единоличных публикаций минимум в шести содержится плагиат. Наиболее интересны в этом отношении сфальсифицированная относительно года издания статья «Структура систем управління польотом і багатофункціональним контрольно-вимірювальним обладнанням безпілотних літальних апаратів» (Вісник НУК ім. адмірала Макарова [Електронне видання]. — 2014 (на самом деле не ранее 2015. — Т. П.). — №3) и «Мониторинг окружающей среды АЭС с использованием систем видеонаблюдения и измерения мощности экспозиционной дозы на базе беспилотного авиационного комплекса» (Системи обробки інформації. — 2015. — №7). Содержащийся в них плагиат стремится к ста процентам.

Плагиат содержат и некоторые статьи С. Бабака в соавторстве. Например, с М. Мысловичем: «Computerized systems for remote monitoring and diagnostics of electric power facilities» (Computational Problems of Electrical Engineering,Vol.5, No. 1, 2015).

Однако статьи С. Бабака в соавторстве, кроме плагиата, интересны и другим.

Самая ранняя публикация по докторской, вышедшая в конце 2012 г., — это коллективная статья «Математична модель деформування фільтроежекційного пристрою як неоднорідної механічної конструкції» (С.В. Бабак, М.Л. Чепур, В.Я. Канченко, Р.В. Карнаушенко, О.П. Мариношенко // Технологические системы. — 2012. — №4). Свой вклад в нее Бабак определил как «обоснование ключевых научных положений, которые положены в основу методик проведения натурных и лабораторных испытаний с применением созданных способов измерения». (Статья почти полностью перешла в р. 4.3. диссертации Бабака).

Соавторами, которым кандидат экономических наук без высшего технического образования С. Бабак обосновывал «ключевые научные положения», были: М. Л. Чепур — директор государственного предприятия «Специальное конструкторско-технологическое бюро Института проблем безопасности атомных электростанций НАНУ; д. т. н. и к. физ-мат. н. В. А. Канченко — с 2010 г. — ведущий научный сотрудник Института проблем безопасности атомных электростанций НАНУ (как сообщает источник в интернете, «основные научные исследования Канченко касаются атомной и радиационной безопасности, в частности методов измерения доз радиоактивного излучения, активности его источников, радиоактивных загрязнений»).

Двое других соавторов представляли Национальный технический университет Украины «Киевский политехнический институт»: к. т. н. доцент О.П. Мариношенко и ассистент кафедры «Приборы и системы управления летательными аппаратами», руководитель проекта беспилотных авиационных комплексов КПИ Р. В. Карнаушенко.

Все четыре соавтора ранее уже имели публикации на эту же тему. Например, ранее в том же 2012 г.: «Визначення характеристик напружено деформованого стану фільтроежекційного пристрою як неоднорідної механічної конструкції» (статья без «обоснований» С. Бабака).

Также в 2012 г. О.П. Мариношенко опубликовал единоличную статью с аналогичным названием «Способ описания процесса деформирования механической конструкции — фильтроэжекционного устройства».

Т. е. все четверо конструировали БАК, фильтроэжекционное устройство, расчитывали его деформацию и, надо понимать, были и до появления С. Бабака высококлассными специалистами, вряд ли нуждавшимися в его «обоснованиях».

(В 2014 г. С. Бабак вместе с М.Л. Чепуром и В.Я. Канченко запантентует это самое фильтроэжекционное устройство. В патенте представлен его рисунок, который заимствован из другой статьи четырех авторов, вышедшей в первой половине 2012 г., с другим Бабаком в соавторах — Виталием: «Беспилотные авиационные комплексы как средство радиационного мониторинга АЭС и окружающей среды».)

В 2013 г. еще одна статья этого же авторского коллектива (+А.В. Морозов) «Метод определения объемной активности аэрозолей во время коммунальной радиационной аварии с использованием беспилотного летательного аппарата» (Ядерна фізика та енергетика. — 2013. — т.14, №4). В ней свой вклад С. Бабак определил как «вибір напряму досліджень, розвиток теоретичних засад побудови мобільних КІВС на базі БАК із заданими характеристиками в залежності від умов їх експлуатації».

Аналогично определен «вклад» и в статью «Геоинформационный мониторинг окружающей среды при радиационных авариях» (С.В. Бабак, Ю.Ю. Ильин, С.М. Подреза, Ю.В. Лещенко, В.А. Канченко, Н.Л. Чепур // Технологические системы. — 2014. — №2(67). — С. 51—58). Поскольку свой вклад Бабак определяет как «развитие теоретических основ», постольку следует понимать, что математические расчеты и графики — его авторства. Что остается его соавторам — докторам и кандидатам технических наук, неизвестно. Обе статьи почти полностью вошли в диссертацию в виде разделов 4.3. и 5.1.

А в декабре 2014 г. вторую половину статьи «Геоинформационный мониторинг...» в переводе на английский С. Бабак издает уже только под своим именем «Radiation monitoring of environment using unmanned aerial complex (The Advanced Science Journal. — 2014. — Issue 12.).

Однако в 2015 г. В.А. Канченко, Р.В. Карнаушенко, Н.Л. Чепур, А.П. Мариношенко издают монографию «Безпілотні літальні апарати радіаційної розвідки і сільськогосподарського призначення», в которую включили вышеназванные коллективные статьи. Но среди авторов монографии Сергей Бабак уже не значится. Не потому ли, что соавторы считают весь этот материал только своей интеллектуальной собственностью?

Думается, что авторами технических расчетов и графиков в указанных статьях являются доктора и кандидаты технических наук, а не кандидат наук экономических, «выбравший» для них «направление исследования».

Подобные истории происходили и с другими статьями С. Бабака в соавторстве. Например, статья с к.т.н. В.С. Еременко «Идентификация импульсных сигналов на основе нейросетевых технологий» Proceedings 25th National scientific symposium «Metrology and metrology assurance 2015», September 7—11, 2015, Sosopol, Bulgaria), которую Бабак почти полностью переписал в диссертацию под своим именем. Да еще и заменил внутреннюю ссылку на более раннюю работу Еременко ссылкой на свою «собственную» статью.

Правда, тут вышла неувязка: эти же текст и расчеты, которые Бабак решил сделать своими, В. Еременко опубликовал ранее в статье с А. Переиденко. А это означает, что в соответствующем разделе диссертации имеет место плагиат.

О своем вкладе в эту статью с В. Еременко С. Бабак вообще умолчал. Наверное, из скромности.

А может, просто решил, что не стоит особенно церемониться с подчиненными своего папы: В. Еременко работал в НАУ, когда там ректором был Бабак-старший, позже фигурирует как сотрудник возглавляемого В. Бабаком отдела мониторинга и оптимизации теплофизических процессов Института технической теплофизики НАНУ.

Кстати, сам В. Еременко, имеющий более 150 публикаций и годами работавший по соответствующей специальности, защитил докторскую диссертацию лишь в 2017 г., после того как защитился Бабак-младший, плагиативший его тексты и расчеты.

У Бабака-сына имеется несколько публикаций в соавторстве и с другим подчиненным Бабака-отца, например, к.т.н. И.В. Богачевым. В публикациях с И. Богачевым С. Бабаку, по его словам, «принадлежит определяющая роль в формулировании заданий, проведенных с его непосредственным участием исследований, результаты которых составляют основу публикации», а также «обоснование ключевых научных положений, положенных в основу методик проведения натурных и лабораторных испытаний с использованием созданных способов измерения». Сей вклад отражает, например, публикация «Контроль лопаток турбин с использованием малоапертурных сенсоров» (Вимірювальна і обчислювальна техніка в технологічних процесах. Матеріали XIV Міжнародної науково-технічної конференції, 5—10 червня 2015, Одеса).

Вклад Бабака в статьях со своим научным консультантом д.т.н. М. Мысловичем определялся как «постановка заданий и обоснование технических решений при построении мобильных КИВС» и — опять-таки — как «определяющая роль в формулировании заданий проведенных с его непосредственным участием исследований, результаты которых составляют основу публикации».

Вот только этого оказалось недостаточно, и в общей статье «Особливості практичного використання автономних діагностичних комплексів для теплового контролю повітряних ліній електропередачі» («Computerized Systems for Remout Monitoring and Diagnostics of Electric Power Facilities») пришлось ко всему прочему еще и поплагиатить (из публикации того же студента А. Данилова).

Так же «визначально» кандидат экономических наук С. Бабак формулировал задания докторам технических наук Ю. Куцу и Л.М. Щербаку, профессорам Национального авиационного университета.

Д.т.н. Куц Ю.В. — специалист в сфере инфо-измерительных систем. С 1999 по 2015 гг. работал в НАУ (в т.ч. при ректорстве В. Бабака). Позже фигурирует как сотрудник Института технической теплофизики НАН, где заместителем директора по науке является тот же В. Бабак.

Совместная статья с Ю. Куцем («Оцінка розширеної невизначеності кругового середнього кутових даних в системах контролю на базі безпілотних авіаційних комплексів» (Технологические системы. — 2015. — №3) почти полностью — за исключением абзаца с формулированием задания, который, судя по характеристике «вклада», должен принадлежать С. Бабаку — со всеми расчетами, гистограммами, графиками составила раздел 3.2. бабаковской диссертации.

Но наиболее «крутым» представляется «вклад» кандидата экономических наук Сергея Бабака в три статьи в «соавторстве» с коллегой Виталия Бабака по Институту технической теплофизики НАН: член-кор. НАНУ, д.т.н., заслуженным деятелем науки и техники Украины, лауреатом Государственной премии Украины в сфере науки и техники Н.М. Фиалко. А также с д. т. н., ведущим научным сотрудником Л.Б. Зиминым, к.т.н. старшим научным сотрудником Г.И. Шараевским и к.т.н. Е.И. Шараевской (все из Института проблем безопасности АЭС НАНУ).

Вклад этот, со слов Бабака-младшего, заключается в «обосновании ключевых научных положений, положенных в основу методик проведения натурных и лабораторных испытаний с использованием созданных способов измерения».

О том, что это должны быть за «ключевые научные положения», дают представление уже сами названия статей: «Проблемы расчетного определения кризиса теплоотдачи в тепловыделяющих сборках реакторов ВВЭР на основе современных версий теплогидравлических кодов» (Проблеми безпеки атомних електростанцій і Чорнобиля. — 2014. — Вип. №22); «Проблемы диагностики виброакустической безопасности реакторов ВВЭР. Часть 1.» (Проблеми безпеки атомних електростанцій і Чорнобиля. — 2015. — Вип.№25); «Актуальные проблемы расчетного определения параметров безопасности водоохлаждаемых реакторов на основе современных версий теплогидравлических кодов» (Проблеми безпеки атомних електростанцій і Чорнобиля. — 2014. — Вип. №22).

Т.е. кандидат экономических наук Сергей Бабак «обосновывает ключевые научные положения (!), положенные в основу проведения натурных (!!) и лабораторных испытаний (!!)» ... в сфере атомной энергетики!

Но, возможно, кандидат экономических наук С. Бабак — такой уникум, что может и задания докторам технических наук ставить, и теоретические основы развивать, и ключевые научные положения обосновывать в области конструирования и эксплуатации ядерных реакторов? Возможно, в кандидатской диссертации Бабак-младший сделал открытие, которое применимо и в атомной энергетике, и при контроле лопаток турбин? Возможно, в кандидатской по экономике были наработки, которые Бабак развил в докторской по техническим наукам?

Защищенную в 2004 г. кандидатскую диссертацию «Організаційний механізм інвестування промислового виробництва в економічних регіонах» Сергей Бабак, окончивший факультет международной экономики КНЭУ, подготовил, как это следует из автореферата, в Национальном авиационном университете, где в 2004 г. ректорствовал Виталий Бабак. А защитил в Институте региональных исследований НАН во Львове по специальности «размещение производительных сил и региональная экономика» (научный руководитель д.э.н. Щелкунов В.И. (НАУ), оппоненты: д.э.н., проф. Козориз М.А. — Институт региональных исследований НАНУ, к. э. н. Кузнецова А. Я. — Львовский банковский институт НБУ).

Но ни тематика, ни рассмотренные вопросы — ничто не роднит кандидатскую С. Бабака с его докторской. Ничто — кроме ...плагиата!

Правда, в отличие от докторской, где плагиатились статьи и фрагменты учебника, в кандидатской С. Бабака счет плагиата шел сразу на разделы. Например, Бабак полностью без ссылок на автора скопировал целый раздел из диссертации кандидата экономических наук Малиныча М.И. «Регіональний господарський комплекс: особливості відтворення в умовах трансформації», защищенной в том же Институте региональных исследований НАН годом ранее — в 2003-м.

Можно было бы сказать, что такое постоянство Бабака в приверженности плагиату уникально. Но это не так: ситуаций, когда за сплагиаченной кандидатской следует сплагиаченная докторская, в Украине хватает. Например, проректор Киевского национального университета культуры и искусств Инна Костыря также сначала защитила кандидатскую на плагиате, а потом и докторскую со стремящимся к ста процентам плагиатом, в т.ч. из студенческих работ. (Т. Пархоменко. «Плагіат під егідою МОН: як доктором стала «права рука» Поплавського». УП, 1.09.2017).

Так же, как не является уникальной ситуация, когда научные руководители/консультанты и члены СВР не просто «не видят» плагиат, а плагиат из недавно защищенных в тех же спецсоветах диссертаций (Т. Пархоменко. «В Україну за дисертацією, або Про експорт академічного плагіату». УП, 25.06.2018).

Интеллектуально-моральная слепота, похоже, имела место и у оппонентов докторской диссертации С. Бабака д.т.н., профессора, члена-корреспондента НАН Украины Евдокимова В. Ф., Институт проблем моделирования в энергетике им. Г. Е. Пухова НАНУ, д. т. н., профессора Погребенника В. Д., Национальный университет «Львівська політехніка», д. т. н., профессора Борисенко А. М., Национальный технический университет «Харьковский политехнический институт», а также у членов специализированного ученого совета Д 26.187.02 в Институте электродинамики НАНУ.

Ученые мужи не удосужились задаться простым вопросом: как кандидат экономических наук, не имеющий высшего образования в сфере технических наук, «проводил» сложные расчеты по аэродинамике, если даже не смог подсчитать, во сколько обойдутся бюджету Украины учительские зарплаты в $4000.

Или потребности в постановке такого вопроса даже не было: все они прекрасно понимали, а возможно, и знали относительно реальных авторов этих расчетов?

Вот и получилось: с научного миру по нитке (т.е. по статье) — Сергею Бабаку диссертация. Доктора технических наук.

Но технические науки — не культурология. И ядерные реакторы (и это после Чернобыля!) будут посерьезней мостов, о строительстве которых говорил М. Жванецкий, призывая остепененных посредством подобных диссертаций идти в политику, ибо «Там таких много!»

Сергей Бабак и пошел в политику, где, в отличие от учителей, так и не дождавшихся обещанных $4000, получает неплохую зарплату: от 44 до 47 тыс. Эти десятки тысяч формирует и 25-процентная надбавка за степень доктора наук.

Те же ученые, которые вписали (или кому вписали) его в соавторы, фактически подарившие ему свой труд и свою интеллектуальную собственность, позволившую Сергею Бабаку стать доктором технических наук, остались на должностях научных сотрудников (пусть и ведущих) НАНУ, где, как отметил президент НАНУ А. Загородний, средняя заработная плата составляет 9 тыс. грн.

А Сергей Бабак благодаря докторской степени за диссертацию с плагиатом сделал головокружительную карьеру: сначала был избран в первый состав НАЗЯВО, потом стал народным депутатом от «Слуги народа» и, наконец, возглавил профильный комитет Верховной Рады по науке и образованию!

Но и на этом достижения человека с двумя плагиатными диссертациями не закончились. Бабака-младшего во время кампании по недопущению на пост министра МОН С. Шкарлета «на свой щит» подняли ... «борцы с плагиатом»!

Выступая под лозунгом недопустимости «правительственных и политических назначений людей, не отвечающих наивысшим стандартам академической доброчестности» (цитирую официальную позицию одного из «прогрессивных» вузов), возмущающиеся плагиатом сотворили себе кумира из политически назначенного плагиатора «наивысшего стандарта» — Сергея Бабака.

После того как возглавляемый им Комитет по науке, образованию и инновациям 18 июня 2020 г. не дал голосов в поддержку Шкарлета, соцсети разразились фантасмагорическим фейерверком славословия в адрес председателя комитета.

Те, кто год тому назад после моей статьи возмущался и негодовал по поводу плагиата С. Бабака, враз про его плагиат «забыли», как «забыли» и о его «почетном» звании «Плагиатор 2019 года».

Наоборот, Сергей Бабак стал почти героем.

В ФБ-сообществах появились благодарения «за принципиальность», слова «уважения и поддержки». Некто из той же общности ученых, которая «против плагиата», написал, что С. Бабак вполне «нормальна кандидатура на очільника МОН». А другой, ранее голосовавший за признание Бабака плагиатором-2019, с этим утверждением согласился.

При этом автор приведенной цитаты «забыл», что его же хорошей знакомой эта «нормальная кандидатура» в 2016 г. прямо угрожала (и это не считая оскорблений), когда в ФБ-группе «Вища школа і наука України: розпад чи розквіт?» вспыхнул скандал по поводу публикации Бабака, содержащей плагиат из статьи российского студента.

Экс-министр Г. Новосад, которую никак не смущал плагиат С. Бабака, о чем она прекрасно знала, но «забыла», на своей ФБ-странице высказывает Бабаку «повагу і підтримку». А на реплику одного из ФБ-френдов «Аргумент на кшталт цінності часів Табачника... поганий» с досадой отвечает: «Пропонуйте кращі. Плагіат, як виявилось, діє не дуже».

Там же, обращаясь к С. Шкарлету, вопрошает, «чи йому не соромно». А почему было б не спросить у Бабака: не стыдно ли тому за обе его плагиатные диссертации?

Другая пани пишет вообще феерическое, что «недооцінила Бабака... За принциповість...».

О какой принципиальности плагиатора может идти речь?! Может быть, Сергея Бабака замучили угрызения совести, и он по собственной инициативе отказался от степени доктора технических наук? Хотя в таком случае следующим шагом должен был бы стать отказ от кандидатской степени как такой, что также присвоена за диссертацию с плагиатом.

Сюрреализм ситуации стал напоминать сказку Гофмана о крошке Цахесе.

Как в сказке Гофмана уродец Цахес после вмешательства волшебницы стал казаться самым красивым, самым умным, самым талантливым, так нечто подобное произошло и с той частью научной и околонаучной тусовки, которая позиционирует себя в качестве борцов за академичную добропорядочность, и им сочувствующими. Как по мановению волшебной палочки, у них произошла инверсия морального сознания: многие из тех, кто прежде возмущался нечестностью в виде плагиата, про плагиат самого Бабака «забыли», резко его зауважали и даже заизвинялись перед одним из ярчайших представителей украинского диссертационного плагиата.

Иначе как двоемыслием данного сообщества нельзя объяснить тот факт, что, зная о плагиате в докторской диссертации и статьях С. Бабака, «борцы» и им сочувствующие не протестовали против избрания его председателем профильного комитета.

Как и то, что не вызывало протестов пребывание на посту министра МОН изобличенной в плагиате Л. Гриневич. Наоборот, один из водивших под стенами ВР «паровозик», прекрасно зная о плагиате Гриневич, тем не менее с удовольствием селфился с тогдашней министеркой.

Как и то, что возмущенные плагиатной лептониадой не выходили под Кабмин протестовать против вице-премьер-министра Вячеслава Кириленко, который использовал свое должностное положение для разрушения с помощью Гриневич целого института лишения научных степеней для сохранения полученной за системный плагиат степени доктора педагогических наук своей супруге.

Как и то, что никого не возмущает действующий и сегодня глава Государственной службы качества образования (!!!) Руслан Гурак, по плагиату которого в автореферате есть экспертное заключение, а проведенный мной анализ полного текста его диссертации кандидата юридических наук подтверждает наличие плагиата, достигающего десятков процентов.

Как и то, что не было и нет хотя бы одиночных пикетов против А. Яценюка как политика, в диссертации которого плагиат составляет практически половину. (Т. Пархоменко. «Про що свідчать сімдесят сторінок плагіату у кандидатській дисертації Яценюка?»).

Да что там протесты и пикеты! На заседании Аттестационной коллегии 1 июля 2016 г., на котором МОН подтвердил присуждение научной степени доктора педагогических наук Екатерине Кириленко, не нашлось ни одного — !!! — члена этой коллегии, который бы проголосовал против. А кроме ректоров, которых принято считать «феодалами», там были и представители НАНУ.

Но Кириленко, Яценюка, Гриневич и Гурака хотя бы не возносят как добропорядочных. Иное дело — Сергей Бабак, председатель профильного комитета ВР, член ВСК ВРУ по вопросам расследования опубликованных в СМИ фактов возможных коррупционных действий должностных лиц органов государственной власти, которые привели к значительным потерям доходной части Государственного бюджета Украины.

По мнению благодарящих Бабака, возглавлять комитет, осуществляющий контроль за сферой образования и науки, победитель антипремии «Плагіатор 2019 року» может.

А ведь сама допустимость того, что контролировать плагиат может плагиатор, — двоемыслие.

Как двоемыслием являются тысячеразовые манипулятивные повторения чуши о том, что плагиату учат в школе. Перекладывающие на учителей ответственность за «тяжелое детство» украинских плагиаторов «забывают», что эти же школы окончили и те, кто этим плагиаторам пытается противостоять на деле, а не ситуативно, в зависимости от покровительства определенных сил.

Поэтому представляется, что в отличие от упомянутой сказки, в Украине в качестве гофмановского уродца выступает часть научного и околонаучного сообщества, исповедующая партийную идеологию двоемыслие. Идеологию партии под названием «свои».

Ибо только в обществе двоемыслия, борясь с плагиатом, одновременно восхваляют плагиатора.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Камо грядеши, Україно?

Положення доповіді підтверджуються численними фактами і цифрами, що роблять...

Недальновидная «трехходовка»

Передача имущественного комплекса «Мотор Сич» государственному госоргану со...

«Метод Смелянского»

«Укрпочта» получила возможность дополнительно зарабатывать на видах услуг, не...

«Непрестижные» сварщики, «ненужные» медсестры

Государственная служба статистики опубликовала любопытнейшую отчетность под...

Сотрудничество со временем

Время не допускает вольностей, если они переходят грань естественных вещей

Сети смерти

Суицидальная попытка представляет собой крик о помощи в невыносимой ситуации, а не по...

Сыщик в законе

Журналистские расследования мало чем отличаются от деятельности частных детективов

Шедевры, копии, подделки

Право управлять и властвовать не гарантировано бессрочно

Не с Европой единой нам жить суждено

Немалый потенциал в экономике, политике и иных сферах Украина способна обрести, если...

Вызовы для нового патриарха

Дипломатические чиновники — вновь в идеологическом «мейнстриме»

Смертельные весенние ручьи

Борьба с гололедицей и посыпание дорог составами, содержащими соль, привели к тому, что...

Свобода глазами киевлян

опрос взрослого населения Киева относительно восприятия свобод в повседневной жизни

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка