«Образ Украины я носил в своем сердце»

22 Апреля 2021

Думать, что твои писания могут изменить к лучшему жизнь,
Разумеется, наивно, но писать без веры в это – тоже невозможно
.
Константин Паустовский

Объяснение в любви

Взволнованные слова, вынесенные в заголовок этой статьи, – это признание нашего выдающегося земляка, публициста и великого писателя Константина Паустовского.

Слова эти венчают одну из глав только что вышедшей книги «Константин Паустовский и Украина». Ее автор – журналист и писатель Валерий Дружбинский, проработавший литературным секретарем К. Г. Паустовского последние три с половиной года его жизни.

В. Дружбинский и ранее писал о Константине Паустовском и его книгах: «Хочу вам рассказать…», «А кто с мечтой к нам придет…», «Сладкая каторга», «Писатели шутят…» Одна-две главы в каждой книге были непременно посвящены Константину Георгиевичу. Кроме того, Дружбинский издал в 2017 г. книгу «О Паустовском», посвященную великому писателю.

Все книги В. Дружбинского имели и имеют определенный успех, помогают читателям больше узнать о Константине Паустовском, глубже проникнуть в его творчество. Ну а книга «Константин Паустовский и Украина» очень полно и многогранно освещает творческие и личные – дружеские связи Паустовского с рядом выдающихся украинских писателей, поэтов, деятелей культуры. Не случайно даже на обложке рядом с замечательно проникновенным портретом Константина Георгиевича помещены фото его соратников, друзей и побратимов. Назовем их поименно: Максим Рыльский, Микола Бажан, Павло Тычина, Александр Вертинский, Юрий Яновский, Михаил Булгаков, Виктор Некрасов, Олесь Гончар, Юрий Олеша, Юрий Смолич, Александр Довженко, Остап Вишня…

Судя по книге В. Дружбинского, сам Константин Паустовский хорошо знал украинский язык, читал и любил поэтов «пленительной и великой страны Украины» (выражение Константин Георгиевича).

Книга «Константин Паустовский и Украина» переносит нас в непростые времена начала и середины ХХ в. в мир интереснейших людей и не менее интересных событий. В центре ее фигура Константина Георгиевича Паустовского – знаменитого писателя, поэта, литературоведа, публициста, мемуариста, журналиста, военного корреспондента, педагога, знакомого нам с детства по своим – единственным в своем ряду – произведениям.

Его удивительная жизнь, насыщенная множеством встреч с людьми, многие из которых стали классиками отечественной литературы, неразрывно связана с Украиной. Здесь жили и похоронены его отец, мать, сестра. С Украиной его связывают и детство, и годы зрелости. Многие свои произведения он посвящал Украине, Киеву и выдающимся украинским деятелям. Цитируем Валерия Дружбинского: «Известна огромная роль украинской природы и украинской культуры в формировании духовного мира Паустовского, его творческой индивидуальности. Украина подарила писателю его «страну детства». И еще: «Тесное общение с Украиной, ее народом, культурой сказалось на творчестве Паустовского. Украинский фольклор, шевченковские мотивы используются им в целом ряде произведений – «Поводырь», «Корчма на Брагинке», «Остановка в пустыне», повесть «Тарас Шевченко». А в «Повести о жизни» перед читателями предстала широкая панорама драматических событий на Украине первых десятилетий ХХ века, жизни ее интеллигенции».

Книга состоит из 15 глав и послесловия, воспринимаемых как самостоятельные очерки, каждый из которых мог бы стать новеллой. Первые главы «Образ Украины я носил в своем сердце…», «Из рода Сагайдачных», «Киевлянин в душе», «По улицам седым от инея, бредет простуженный февраль…», а также заключительная «Он читаем и любим миллионами» рассказывают о биографии Константина Паустовского – о его детстве, юношестве, первых пробах пера, становлении как писателя, буднях военного корреспондента, о его произведениях, принесших ему мировую известность, и о последних годах жизни классика.

Чем же вызван тот интерес и психоэмоциональная радость от прочтения новой книги Валерия Дружбинского? Этих причин несколько: во-первых, это мемуарно-исторический труд о нашем современнике, который жил и писал в недавнем прошлом, достаточно нам знакомом. Во-вторых, в книге идет речь о многих родных украинских местах – городах, улицах, домах и их обитателях. Они знакомы нам еще с детства и юношества, а здесь предстают перед нами в новом свете и становятся более доступными и более духовно человечными. В книге раскрыты тайны бытовых подробностей их человеческого общения на фоне истории ХХ в. – иногда страшной и беспощадной, иногда трагикомической и в то же время – впечатляюще самобытной. И все это сопровождается описанием светлой украинской природы. А еще окрашено бесподобным юмором Константина Георгиевича!

Книга пробуждает интерес к тому, чтобы найти новые сведения о тех или иных событиях и героях. Здесь хотелось бы сделать несколько отступлений, относящихся к книгам-повествованиям, подобным настоящему изданию.

Видимо, В. Дружбинский обладает уникальным архивом. Во всяком случае, в новой его книге мы с огромным интересом ознакомились с некоторыми материалами и документами, которые никогда ранее не публиковались. Например, ряд стихотворений Константина Паустовского, которые он не включил ни в одну свою книжку. Фрагмент из неопубликованной статьи К. Паустовского «Белая Церковь». Первый рассказ Паустовского «На воде», опубликованный в журнале «Огни» в августе 1912 г. (найденный В. Дружбинским в недрах библиотеки имени В. Вернадского) и никогда более не публиковавшемся.

Впервые опубликованна переписка Константина Паустовского с Остапом Вишней, Юрием Смоличем, Олесем Гончаром, Миколой Бажаном и другими.

Из книги Дружбинского мы узнали и о статье опального в свое время Виктора Некрасова, посвященной встречам с Константином Георгиевичем, дружбе с ним. В книге приводятся и письма Паустовского в защиту Юрия Яновского, в частности, его письмо Павлу Тычине: «…В чем только ни обвиняют Юрия Ивановича! И в украинском буржуазном национализме, и в мещанских взглядах, и в аполитичности… Даже в прошлом году вышло Постановление ЦК КП(б)У «О журнале «Отчизна», после которого Юрий Иванович остался без средств к существованию… Мы с коллегами собрали кое-какие деньги, но Ю. И. их не берет – благородный человек!.. Вы, дорогой Павел Григорьевич, вхожи к тов. Кагановичу, скажите ему: так пренебрежительно вести себя с Талантом – нельзя!» Написал это письмо Константин Георгиевич в феврале 1948 г., после чего начались очередные гонения на самого Паустовского.

В главе «Михаил Булгаков» приводится переписка Константина Георгиевича с сестрой Михаила Булгакова Надеждой Афанасьевной Булгаковой-Земской (оказывается, Константин Георгиевич планировал написать повесть о Булгакове и собирал материалы). В письме сестры Булгакова Надежды были, в частности, такие строки: «…мало кто знает, какую роль в формировании его личности сыграла наша большая семья… Мы все были очень дружны. Это была шумная, чересчур даже шумная, веселая, способная молодежь… Мы много работали: хорошо учились, все старшие рано начали «давать уроки» (репетиторствовать), чтобы облегчить мамины материальные тяготы, мы много помогали по хозяйству, особенно летом; старшие помогали младшим и отвечали за них. Мы знали трудности (ведь отец умер рано), но жили мы радостно…»

В книге «Константин Паустовский и Украина» напечатаны многие другие редкие материалы о Паустовском и его окружении – напечатаны впервые.

В книге много трогательно-смешных страниц. Это и рассказ Саввы Голованивского о Бабеле и Паустовском. Это и шутки о писателях, которые Константин Георгиевич посылал Остапу Вишне (Павлу Михайловичу Губенко), подталкивая его к созданию «Писательских усмешек». Это и «Устав клуба литераторов», который написали Бабель, Олеша и Паустовский. И шутки Паустовского и Смолича о рыбаках и рыбалке… И много других веселых страниц…

Книга Валерия Дружбинского «Константин Паустовский и Украина» является большим его вкладом в историю нашей страны, открывает славные страницы духовности и культуры.

«Киевлянин по душе»

Шестилетним мальчиком Костик Паустовский приехал в Киев и впоследствии полюбил этот славный город. И древний центр города, и живописные окраины: памятник архитектуры XII в. Кирилловскую церковь, в которой вместе с отцом и художником М. Врубелем рассматривал изумительные фрески; «нарядное творение Растрелли», Андреевский собор; новейшее для того времени сооружение Национального банка, построенного в 1902–1905 гг. «по капризу» архитектора А. Кобелева и А. Вербицкого «под дворец доджей в Венеции»; и любимца киевских мальчишек собственный дом архитектора, инженера, охотника и путешественника Владислава Городецкого – странный Дом с химерами… «Я знал каждый уголок огромного Ботанического сада с его оврагами, прудом и густой тенью столетних липовых аллей, – вспоминал позже Паустовский. – Больше всего я любил Мариинский парк в Липках около дворца. Он нависал над Днепром. Стены лиловой и белой сирени в три человеческих роста звенели и качались от множества пчел… Из Купеческого сада открывался прославленный вид на Подол… В Купеческом саду все лето играл симфонический оркестр… Я часто бывал в этих концертах… В те дни, когда в Купеческом саду не было концертов, я уезжал на окраину города. В заброшенный парк «Кинь-грусть»

Когда обращаются к жизни и творчеству Константина Георгиевича, анализируют особенности его повествований, значение его художественных, мемуарных и автобиографических книг, а также общественно-публицистических выступлений в печати, то неизменно подчеркивают масштабы его личности. Дополним сказанное тем, что постоянно (и не только в ранних его произведениях, в т.ч. в публицистике и биографических очерках) четко проступало пристрастие к Украине и нашему славному граду Киеву, где прошли его молодые годы.

На многих страницах своей книги В. Дружбинский ссылается на замечательную «Повесть о жизни», на первые книги эпопеи под названием «Далекие годы», «Беспокойная юность» и особенно – «Начало неведомого века».

В последней особое внимание привлекает описание и трактовка некоторых прошлых событий, напоминающих приметы нынешнего времени. Как и в те давние годы начала минувшего столетия, высказывания писателя о проявлениях псевдопатриотизма и языковой новации воспринимаются сегодня с особым интересом. «У каждого народа есть свои особенности, свои достойные черты, – писал Паустовский. – Но люди, захлебывающиеся слюной от умиления перед своим народом и лишенные чувства меры, всегда доводят эти национальные черты до смехотворных размеров, до патоки, до отвращения. Поэтому нет злейших врагов у своего народа, чем квасные патриоты».

И еще выдержка, касающаяся новаций, обусловлена сказанным в той же главе, в которой он описывает время частых смен власти в Киеве и пришествие Директории, сопровождающиеся «выкрикиванием трескучих лозунгов, неразберихой мыслей, полной путаницей понятий и злобой, гораздо большей, чем это оправдывалось обстоятельствами». Так вот одним из новшеств того времени, как пишет Паустовский, была попытка вытеснить «блестящий, действительно жемчужный, как зубы задорных молодиц, острый, поющий народный язык Украины» пришельцем в виде языка, по мнению писателя, «довольно тяжеловесного и полного заимствований из соседних языков». Но настоящий народный язык, как он далее отметил, «отступил перед новым пришельцем в далекие шевченковские хаты и в тихие деревенские левады. Там он прожил тишком все тяжелые годы, но сохранил свою поэтичность и не позволил сломать себе хребет».

Киевляне, вы помните, какая погода была в городе 31 декабря 1999 г.? А сто лет тому – 31 декабря 1899 г.? Благодаря «киевлянину по душе» Константину Георгиевичу Паустовскому, нобелевскому номинанту и романтику, чья проза и сейчас звучит, как поэзия, знаем: «Тот зимний вечер в последний день девятнадцатого века не был похож на все остальные. Снег падал медленно и очень важно, и хлопья его были такие большие, что, казалось, с неба слетают на город легкие белые цветы».

Костику Паустовскому-Сагайдачному тогда было восемь лет: с родителями, сестрой и двумя старшими братьями он жил на улице Лютеранской в доме № 33 и еще не поступил учиться в гимназию.

«Паустовские, потомки запорожских казаков, тешили свою гордость преданием, вполне, кажется, достоверным, что их предком был гетман Сагайдачный», – напишет через три четверти века биограф писателя Лев Левицкий. И добавит об отце писателя: «Значившийся по документам как Паустовский-Сагайдачный, Георгий Максимович со временем расстался со своей второй фамилией. А его младший сын чуть ли не до революции 1917 года фигурировал по свидетельству Левицкого, в документах как Паустовский-Сагайдачный. Гимназист Константин в 1911 году на вопрос царя Николая II, посетившего по случаю столетнего юбилея Киевскую первую гимназию, «Вы малоросс?» ответил: «Да, Ваше Величество».

Паустовский проживет в Киеве почти четверть века – до августа 1923-го и уедет из дома № 31 по улице Нестеровской (ныне ул. И. Франко № 33 – Посольство Австрии), где останутся жить его мама Мария Григорьевна и сестра Галина до кончины в середине 30-х годов XX в. (похоронены на Байковом кладбище). Отец Георгий Максимович, умерший, когда Константин был еще гимназистом, похоронен в родовой усадьбе на реке Рось в Белоцерковском районе Киевской области – туда расселяли казаков после разгона Запорожской Сечи царицей Екатериной II.

В 1912 г. Паустовский поступил в Университет св. Владимира не на филологический, а на физико-математический факультет (естественное отделение) и только в 1913 г. перевелся на историко-филологическое отделение философии. Там мудрые лекции профессора А. Гилярова помогли Константину Георгиевичу окончательно выбрать жизненную дорогу – «писательство». В нашем городе Паустовский впервые открыл двери типографии и редакции как сотрудник: в 1918 г. – как корректор «единственно более или менее порядочной газеты «Киевская мысль», в 1919 – как литературный секретарь журнала «Театр».

Список киевских адресов Паустовского и сегодня обилен и разнообразен. И это не только адреса квартир, в которых писатель жил (из девяти сегодня есть семь) и где жили его одноклассники, учебных заведений, в которых учился или посещал их по разным поводам, места работы. На улице Назарьевской № 17 – в прекрасном состоянии дом, куда систематически приходил Паустовский, работая репетитором в семье генерала Казанского. И на улице Богдана Хмельницкого есть дом № 19, где находилась редакция газеты «Киевская мысль», и № 26, где была редакция журнала «Огни»...

Имя Константина Паустовского связано с несколькими популярными и исконно киевскими улицами. Это Тарасовская (где часто бывал Паустовский, будучи гимназистом) – улица поэтов, ученых, врачей, Никольско-Ботаническая и Большая Подвальная. Напомним, что на углу Толстого и Тарасовской в одноэтажном деревянном доме, построенном в 1842 г., жил профессор Киевского университета философ Орест Новицкий.

На протяжении двух лет в этом доме проживал студент математического факультета университета, впоследствии известный художник Николай Ге.

В 1871 г. здесь снимал квартиру один из ведущих украинских драматургов Михаил Старицкий, который в этом доме, в числе прочего, работал над переводом сказок Андерсена.

Много позже здесь поселился член Академии наук Украины Алексей Гиляров. О нем как-то поделился своими впечатлениями Паустовский, написавший, что профессор Гиляров внешне походил на Эмиля Золя. Ходил он небритый, в мешковатом люстриновом пиджаке. По характеру был чудаковат и остроумен. На дверях его квартиры можно было увидеть прочно прибитую медную доску с такой курьезной надписью: «Здесь живет никто». Между тем был он личностью весьма известной, читал в университете курс лекций по философии…

Микола Бажан назвал эпопею «Повесть о жизни» Паустовского «энциклопедией жизни Киева и киевлян начала ХХ века». Будем об этом помнить, читать и перечитывать нашего земляка Константина Георгиевича.

Он читаем и любим

На последних страницах книги «Константин Паустовский и Украина» подробно и эмоционально поведал Валерий Иванович о тех, кто пропагандировал и пропагандирует творчество Паустовского, кто увековечил его светлое имя. Читатель узнал из представленных ранее малоизвестных материалов о деятельности почитателей писателя по созданию общественных музеев, посвященных его жизни и творчеству.

Наиболее близко была воспринята киевлянами идея создания такого музея в столице на базе средней школе №135. Фундаторами музея оказались почитатели писателя Любовь Артамонова и Изабелла Кантор. Ранее в помещении этой школы располагалось реальное училище Валькера, которое окончил старший брат писателя Борис.

Рассказывает И. И. Кантор: «Я была координатором всех действий. Переписывала все экспонаты (может быть, непрофессионально, но все первые экспонаты, а их более тысячи, я переписала). Потом занималась популяризацией музея».

Не раз, как и другие почитатели Паустовского, бывали мы в этом киевском музее, приносили в дар свои публикации, в которых писали о Константине Георгиевиче, интересовались и знакомились с материалами других музеев Паустовского, а также с данными интернет-сообщества «Константин Паустовский».

Примечателен диалог известного киевского историка кино, давнего почитателя творчества Паустовского Юрия Морозова, его матери Нины Леопольдовны с Валерием Ивановичем Дружбинским. Последний, отвечая на вопрос, был ли «люфт» между поэтическим словом Паустовского, его героями и им самим, заверил ее, что Константин Георгиевич был в жизни таким же чистым и благородным, как в своих книгах. Общий вывод в этом диалоге был таков: Паустовский по-настоящему Человек с Большой буквы.

Уверены, что и остальные приверженцы писателя, пропагандировавшие его человеческие  и творческие качества, считали именно так. А их, приверженцев писателя, было немало среди украинских литераторов и читателей. Показательно, что когда в Киеве проходили торжества, посвященные 125-летию со дня рождения Тараса Шевченко, Паустовского пригласили на пленум Союза писателей, и его книга «Тарас Шевченко» была признана лучшей биографией Кобзаря.

Он писал ее в известном Ирпенском доме творчества писателей, о чем более подробно поведала еще одна замечательная почитательница Константина Георгиевича Нина Васильевна Высоцкая. В послесловии отмечено, что именно она, изучив архивные материалы и воспоминания проживающих в доме творчества литераторов, поделилась своими впечатлениями о пребывании там Паустовского. В послесловии фигурирует много сведений о плеяде почитателей и пропагандистов творчества Константина Георгиевича. Вот их светлые имена: Мария Михайлова, Илья Комаров, Валентина Ярмола, Владимир Буткевич, Светлана Щелокова, Наталья Тарнопольская, Светлана Кузнецова, Вадим Скуратовский…

Не обошел вниманием Валерий Иванович и то обстоятельство, что во многих книгах и очерках одного из авторов настоящей статьи (добавляю: и ряде совместных с ним публикаций соавтора этой статьи) содержатся ссылки на Паустовского, а также цитаты из его публикаций, выдержки из «Повести о жизни». Не забыл Валерий Иванович, что еще в далеком 1947 году в одной из столичных молодежных газет была опубликована рецензия на книгу Паустовского «Дальние годы», автором которой, пожалуй, первым в Украине, был один из ваших покорных слуг. В дальнейшем им же уже через много десятилетий был опубликовал биографический труд «Константин Паустовский и Киев. Возвращение».

Наша особая благодарность вам, дорогой Валерий Иванович. А широкого читателя еще раз заверим, что он – автор труда, в котором ярко поведал нам о любви Константина Паустовского к Украине, о его жизни, работе здесь, о большой дружбе со многими украинскими творческими людьми. Он автор 17 мемуарно-исторических книг, преподавал историю журналистики в Университете штата Айова (США), лауреат многочисленных литературных премий. В 2020 г. был удостоен премии имени К. Г. Паустовского. Поблагодарим его за эту новую книгу и обратился к ее неравнодушным читателям: откройте ее на любой странице, и вы не сможете от нее оторваться, прочтете целиком и найдете то, что заставит затрепетать вашу душу, поскольку творческая аура Паустовского и его друзей-единомышленников не оставит вас равнодушными.

Особенность, на наш взгяд, книги В. Дружбинского еще и в том, что в ней впервые опубликованы отзывы коллег и друзей Константина Паустовского о его творчестве. Так, поэт Леонид Вышеславский рассказывает о нескольких месяцах совместной военной службы с Паустовским.

Леонид Первомайский, в частности, говорил: «Без ваших повестей, рассказов, романов и воспоминаний, без Вас, человека, наделенного высоким человеческим достоинством, каждый из нас чувствовал бы себя существенно беднее. Это мнение не только мое. Это мнение многих моих коллег из Союза писателей Украины».

Павло Загребельный говорил: «Золотая роза» Паустовского завораживает процессом писательской работы, раскрытым настежь».

Виктор Некрасов поведал о том, как любил слушать рассказы Паустовского. Именно слушать! О том, как важно сегодня творчество Паустовского, рассказал на страницах книги «Константин Паустовский и Украина» Борис Чичибабин. А Леонид Хинкулов поведал о том, что «Паустовский – выдумщик в лучшем смысле этого слова, выдумщик, которого правильнее называть романтиком!..»

И другие украинские писатели, с которыми специально встречался Валерий Иванович и распрашивал о Константине Георгиевиче, рассказывают о тех произведениях Паустовского, которые им особенно нравятся, о личных встречах с Константином Георгиевичем. Среди них – Юрий Каплан, Микола Бажан, Олесь Гончар, Максим Рыльский…

Валерий Дружбинский завершает свою книгу малоизвестной, а потому особенно примечательной цитатой Константина Георгиевича: «Мне хочется хотя бы маленькой, но светлой памяти о себе. Такой же слабой, как мимолетная улыбка. Улыбнитесь же мне напоследок. Я приму эту улыбку как величайший и незаслуженный дар и унесу ее с собой в тот непонятный мир, где нет «ни болезней, ни печали, ни воздыханий, но жизнь бесконечна».

Украинцы на Кубе - друзья

Натача Диас Агилера -- Чрезвычайный и Полномочный Посол Посольства Республики Куба в...

Победный май Жанны Тихоновой

В воскресенье, 9 мая, в 20:30 телезрители «Интера» увидят большой праздничный...

Александр Чистяков: «Жилые дома нельзя строить...

Киев не резиновый, говорят его жители. Действительно, тот хаос и сумбур, который...

Международная исследовательская инициатива

К юбилею писателя Виктора Некрасова, автора первой правдивой книги о войне

Тайны жизни и смерти узника тюрьмы Шпандау

В этом году исполняется 80 лет со дня сенсационного и загадочного  перелета Рудольфа...

Георгий Береговой – герой неба и Космоса

Береговой – единственный из космонавтов, кто отправился в космос, уже будучи Героем...

Уметь смеяться оттого, что тебе плохо

Признание людей — самый важный критерий

Потенциал самоорганизации

Проще реагировать на некие маркеры «свой — чужой», чем находить разумное зерно...

Как понизить градус конфликта

Порядок, который действовал на момент покупки китайским инвестором акций, абсолютно...

Чужими здесь не остаются

Пенсии у ветеранов-актеров от двух до семи тысяч. Т. о. тот, у кого пенсия выше, содержит...

Эра мужской кухни

Якщо ми зрозуміємо, чого нам не вистачає, і відповідно визначимо, що нам потрібно їсти,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка