Асан Кадыров: «Общество должно осознать, что употреблять наркотики и алкоголь аморально»

№9(975) 4 – 10 марта 05 Марта 2021

Асан Османович Кадыров, врач высшей категории, проблемами, связанными с различными видами зависимостей — алкоголизмом, наркоманией, игроманией, — занимается три десятка лет.

В медицине он с 1984 г. Первую клинику создал в Ташкенте еще в 1997-м. В Киеве успешно функционирует Наркологическая клиника доктора Кадырова.

— За эти годы, Асан Османович, наркозависимость «помолодела» или осталась на прежнем уровне?

— Она не стала моложе. Но и актуальность ее никогда не становилась меньше. Просто в разные периоды меняется «мода» на наркотики. Когда мы начинали свою трудовую деятельность, была распространена опиумная наркомания (в частности, героин). Особенно в Узбекистане. На границе Термеза и Афганистана один грамм героина стоил доллар. Его просто меняли на муку. Мешок муки через речку туда, обратно — мешок героина. А до Москвы он тогда доходил по 50 долл. за грамм. Это 90-е, конец Советского Союза, начало независимого Узбекистана. Опиум распространялся по всем государствам ближнего зарубежья. Постепенно его вытеснили химические препараты.

Сейчас популярны стимуляторы. Т. е. поменялись сами наркотики, изменилась наркогенность. В начале 90-х среди разных видов марихуаны была популярна афганская. Наркогенность марихуаны зависит от наличия в ней тетрагидроканнабинола. В афганской марихуане его было 4%. Между тем специалистами доказано, что эта марихуана вызывала интоксикационный психоз, или, как в народе говорят, «белую горячку». Купировалась она в течение одних-двух суток.

— «Белая горячка» — как это выглядит?

— Галлюцинаторное помрачение сознания, сопровождающееся истинными галлюцинациями и иллюзиями, вторичным чувственным бредом и психомоторным возбуждением.

При употреблении 16—24-процентной марихуаны, как сейчас, наблюдаем эндоформные психозы. Иногда очень сложно дифференцировать, что это — первичное проявление шизофрении или последствия употребления психоактивных веществ. Психозы продолжительные — иногда приходится лечить месяцами, с нейролептиками.

Все эти заболевания сопровождаются изменением личности по определенному — например, по эндогенному — типу. После лечения они могут уйти бесследно. Но все же они присутствуют.

Появились такие синтетические наркотики, как спайсы, миксы, «шишки», употребление которых приводит к тяжелым последствиям.

— Однако принято говорить о якобы пользе марихуаны. Так, подчеркивают, что она притупляет боль, облегчая таким образом состояние онкобольных.

— Марихуана действительно обладает обезболивающим эффектом, но вопрос в другом: почему марихуана, почему не опиум? Почему не барбитураты? Вот и я не знаю, почему хотят отдать предпочтение этому наркотику. Ведь хозяйственное мыло тоже убивает микробы, но мы не едим его при пневмониях! Вопрос в целесообразности. Вопрос целесообразности применения медицинской марихуаны пускай медики решают. Но легализовывать марихуану нельзя!

— Как формируется зависимость от кокаина, почему нельзя «соскочить»? Человек начинал с травки, через три дня перешел на кокаин и уже не может остановиться...

— Марихуана — это ворота к более серьезным наркотикам. В свою очередь кокаин — это стимулятор. У человека, употребляющего кокаин, нарушается нейрохимия головного мозга. Стимуляторы высвобождают много таких нейромедиаторов, как серотонин, дофамин, а ингибирование МАО препятствует обратному захвату серотонина. Употребив стимулятор, больные испытывают эйфорию. Как только заканчивается действие наркотика, прекращается и выработка нейромедиаторов. Большое количество нейромедиаторов дает галюциногенный эффект.

От наркозависимости пытаются лечить по-разному: то делятся личным опытом, то организовывают различные центры и при помощи каких-то программ пытаются загнать людей в одно стойло и заставить их бросить употреблять алкоголь или наркотики. Но так успеха не добиться.

Только наука объясняет, чем вызвано и с чем связано то или иное заболевание.

Среди 100% наркологических больных 28% — с маниакально-депрессивным психозом (как сейчас называют — с биполярными расстройствами, циклотимией, с различными пограничными состояниями). От 16% до 20% больных — с эндогенной патологией, шизофренией. Почти 40% психических больных становятся алкоголиками и наркоманами.

А кто их будет диагностировать? Какой доктор может на уровне кабинета оценить психический статус больного?

Наркологическое заболевание — это прогредиентное заболевание, т. е. процессуальное. Оно имеет начало, скорость, середину и конец. Специалисты могут определить стадию заболевания, дать прогнозы лечения. За первой стадией неминуемо наступит вторая, за второй — третья. То, что можно предпринять на первой стадии, во второй уже не работает и т. д.

К сожалению, наши люди мечутся по разным центрам, а к нам попадают, когда уже наступают необратимые изменения. В частности — деградация личности: появляются черты характера, не характерные для данной личности. Например, вместо чувства сопереживания приходит безразличие, вместо чувства ответственности — лживость. Бывает, ловишь за руку человека: «Зачем ты меня обманул?» А он растерянно: «Я сам не знаю, зачем это сделал». Меняется круг интересов.

Мы в истории болезни в таких случаях пишем: «черты характера нивелируются», больные становятся похожими друг на друга.

Приведу пример: у нас лечился один академик, он на двух языках читал лекции за границей, по его учебникам занимались студенты. Но видели бы вы, в каком состоянии его привезли к нам! Он нецензурной бранью обложил кого мог и кого не мог. И только на 13-е — 14-е сутки появились элементы критики — настолько личность меняется. Не говоря уже о грубых нарушениях памяти и соматических изменениях. Ведь у всех наших больных есть свои специфические изменения: токсический гепатит, жировая дистрофия печени, цирроз печени, холецистит и т. д.

— Лечение наиболее эффективно на ранних стадиях. Но как человеку среднестатистическому — когда у него есть работа, ну выпивает потихоньку, но считает себя здоровым — понять, что пора бежать к доктору?

— Во-первых, нужно учитывать морально-этическую сторону. Так, употребление наркотиков уголовно наказуемо. Так же серьезно надо относиться к алкоголю. Хоть он и разрешен, я бы не сказал, что от него есть какая-то польза.

— Я общался с несколькими онкологами, которые в один голос мне твердили, что любой алкоголь — будь то пиво, вино — приносит лишь вред. А мнимая польза — мол, хорошо выпить бокальчик вина в неделю или в день — раздута маркетологами, т. е. это всего лишь маркетинговый ход, который вредит здоровью и позволяет бизнесменам зарабатывать на здоровье людей. Так ли это?

— То, что я услышал, — это как мед, который попал на мое сердце. Вы разговаривали с очень грамотными врачами. Я могу на биохимическом и физиологическом уровне обосновать, почему алкоголь вреден. Даже маленькое количество вина будет приводить к склеиванию эритроцитов: они будут группироваться в виде гроздьев, похожих на виноградные. Эти гроздья оседают в мелких сосудах, а мелкие сосуды — это головной мозг и сердце. Закупоривая мелкие сосуды, эти гроздья вызывают микронекроз ткани. Затем эта ткань выделяется через мочеполовую систему. В народе говорят: «Все мозги пр...л». Просто диву даешься, сколько в этом мудрости — еще до всяких научных исследований.

Абстинентный синдром — одно из главных понятий наркологии, это синдром отмены (на жаргоне — ломка, кумар). Вся психиатрия оперирует понятием синдрома, а синдромы состоят из четко сформулированных симптомов. При отсутствии одного симптома я не могу назвать синдром. А эти синдромы и симптомы очень важны при постановке диагноза, в прогнозах лечения, они являются клинической единицей. Выработка одного синдрома и смена его на второй, со второго — на третий называется патогенезом.

Так, абстинентный синдром состоит из трех симптомов: физическая зависимость, психическая зависимость и измененная реактивность организма. Не будет одного из этих симптомов, мы не можем назвать это синдромом. При психической зависимости наблюдаются все симптомы психопатологии. В частности, эмоциональная лабильность (перепады настроения), депрессия, подавленное настроение, взрывчатость, т. е. порог восприимчивости увеличивается, и на какую-то мелочь человек может реагировать неадекватно; отвлекаемость, когда человек не может достаточно концентрировать на чем-то внимание; раздражительность; выраженная быстрая утомляемость; нарушение сна. При психической зависимости происходит деградация личности и т. д. Правильно оценить и проанализировать эту симптоматику может только врач-психиатр, нарколог.

— Как человеку это предотвратить?

— Не пить. Человек ведь не рождается алкоголиком, он им становится. Алкоголь пропагандируют только те люди, которые хотят его продать и на этом заработать.

Давайте просто сравнивать. Я застал горбачевский сухой закон. Если спросить об этом времени, то многие мои сверстники начнут вспоминать, что «горбатая сволочь запретила нам алкоголь», появились очереди, люди стали пить одеколон, вырубались виноградники. Но никто не вспоминает, что даже в этот короткий срок стали закрываться перинатальные центры — дети стали рождаться здоровыми, доношенными. Никто не вспоминает о том, что преступность упала. Ведь 85% преступлений во всем мире совершаются в нетрезвом состоянии. Это статистика не медицинская: так в любом государстве. Вот не так давно осудили популярного российского артиста Михаила Ефремова. Нетрезвый человек — он легко индуцируемый, у него падает понятие нравственности, он легко может совершить те деяния, на которые в трезвом состоянии ни за что не пошел бы.

В плане физической зависимости следует говорить обо всех физических изменениях.

Я полгода назад был на коронарографии. Меня посмотрели много врачей. И ни один из коллег не спросил: «Сколько раз в неделю вы пьете спиртное?» Между тем если человек пьет 200 г водки один раз в неделю, это уже квалифицируется как систематическое пьянство. А есть систематическое пьянство — есть изменения. Однако если доктор видит жировую дистрофию печени, то советует больному сесть на диету, понизить холестерин, но не спрашивает, сколько человек выпивает. При изменениях в сердце говорят о препаратах калия. И т. д. Мне это напоминает ситуацию, когда ученые изучали аборигенов Новой Гвинеи и Австралии и поняли, что, оказывается, папуасы не усматривают связи между половой жизнью и рождением ребенка, считая, что, мол, всевышний дал.

Во всем мире алкоголизм считают болезнью, а у нас задают вопрос: «Почему не пьешь? Ты, что, болен?»

Мне, доктору, решать социальные, юридические проблемы практически невозможно. Но все же скажу о том, что, прощаясь с известными, популярными и талантливыми людьми, которые умерли в молодом возрасте, не принято говорить, что эти люди пили, а инфаркты, инсульты, циррозы печени и т.д. — это последствия употребления алкоголя и наркотиков.

Третий симптом абстинентного синдрома — измененная реактивность организма. Она состоит из двух понятий — это толерантность и резистентность. Например, толерантность: когда-то один фужер шампанского приносил легкую эйфорию. Но приходит время, когда одного фужера становится мало, надо выпить два, надо выпить более тяжелые спиртные напитки.

А резистентность — это невосприимчивость организма, когда организм уже не воспринимает токсическую дозу адекватно. Вот пришел ко мне больной на консультацию, стучит в дверь и говорит: «Я сегодня не завтракал, но две бутылки водки выпил». Это смертельная, токсическая доза, а он весьма продуктивно со мной побеседовал, пожал мне руку и ушел.

Казалось бы, одно и то же — толерантность и резистентность, но это понятия совершенно разные. Когда-то в Узбекистане у меня было два пациента, два брата азербайджанца. Они за сутки употребляли 10 г героина. Если в литературе написано 0,4 внутривенно — это смертельная доза, то они по 10 г в сутки. Это говорит об очень высокой толерантности и резистентности.

Есть еще такое понятие, как перекрестная толерантность. Например, вы пришли к стоматологу, и он спрашивает: «Вы вчера пили спиртное?» Это вопрос не ради спортивного интереса, не потому, что доктор не хочет дышать «выхлопом». А потому, что даже местная анестезия будет неэффективна. А теперь представьте, если бы тем братьям предстояла операция — какую дозу наркоза надо было бы им дать!

— А почему происходит так, что человек, к примеру, раньше выпивал бокал вина и чувствовал себя нормально, а теперь выпивает два глотка вина и тут же «плывет»?

— В подобном случае речь уже идет о заболевании: по толерантности и резистентности мы можем определить тяжесть этого заболевания.

Если человек находится на второй стадии наркомании, то к алкоголизму он придет сразу во вторую стадию — включится механизм перекрестной толерантности. Если у больного вторая стадия алкоголизма, к наркомании он придет тоже сразу во вторую стадию. Во второй стадии больной достигает определенного плато. Это состояние может длиться несколько лет. От этого зависит прогредиентность заболевания. Одни быстро спиваются. Другие средне. Если быстро, то говорят, что это быстропрогредиентное, высокопрогредиентное течение. Обычно это характерно для тех, у кого есть разные осложнения. Например, черепно-мозговые травмы дают быстрое течение наркологических болезней. А также заболевания эндокринной системы, желудочно-кишечного тракта. Очень бурно протекает употребление психоактивных веществ в юношеском и подростковом возрасте — до второй стадии они доходят быстро.

Со временем организм меняется за счет соматических тяжелых заболеваний печени, сердца. Наверное, вы видели таких людей — не дошел до дома, лежит на улице. Говорят, что, мол, «он сегодня переутомился». Да нет, не переутомился, не перебрал — он выпил свою рабочую дозу, но она для него стала тяжелой, потому что организм уже изменился.

На последней стадии наблюдается низкая толерантность и резистентность — т. е. одной рюмки достаточно...

Абстинентный синдром явно указывает на наличие болезни. А есть аверсивный (аверсионный) синдром: я непьющий человек, и если мы сегодня с вами выпьем, то завтра утром мне будет плохо.

— Я ни разу в жизни не пробовал алкоголь.

— Я условно говорю. Вам будет плохо, тремор появится, головная боль, тахикардия, давление поднимется. Я вас под дулом пистолета не заставлю выпить повторно, потому что у вас будет аверсивный (аверсионный) синдром, отвращение: если вы выпьете спиртное, оно лишь ухудшит ваше состояние. А алкоголику стоит выпить — и тремор уходит, давление восстанавливается, тахикардия, головная боль исчезают. Так что просто снимать интоксикацию нет смысла. Нужно лечить этих больных: они должны получать и гепапротекторы, и сердечные витамины, и общеукрепляющие, аминокислотные, ноотропные препараты и самое главное — психотропные. Но чтобы их лечить, нужно знать патогенез.

— Психотропные препараты успокаивают?

— Есть антидепрессанты, нейролептики, транквилизаторы. Кстати, на транквилизаторах тоже растет толерантность и резистентность. Поэтому когда вызывают домой доктора с капельницей, чтобы он снял интоксикацию, то фактически он обманывает вас, потому что, уколов транквилизатор, он меняет вид наркотика. «Доктор, мне стало хорошо». Но на самом деле он не лечил, а поменял вид наркотика.

В этой связи вернусь к марихуане: легализуя ее, мы получим, во-первых, высокую преступность. Во-вторых — соматические изменения, которые будут связаны именно с употреблением марихуаны. Доказано в прошлом веке, что употребление марихуаны, никотина приводит к онкологическим заболеваниям пищевода, легких, бронхов. Плюс ко всему — личность будет деградировать; продуктивность труда — падать. Марихуана остается в крови очень долго.

В ВР постоянно муссируется вопрос легализации марихуаны — будто нет у нас иных проблем в государстве, нет Донбасса, нет аннексированного Крыма, откуда я приехал. При этом никто из законодателей не советуется с докторами! А ведь марихуана — это ворота для больших наркотиков. Будет она легализована — значит, в этой клинике появится еще больше больных...

Начинается же все просто со стимуляторов. Когда человек первый раз пробует стимулятор, то стимулирующий эффект огромен, а доза маленькая. Второй раз пробует — стимулирующий эффект уменьшается, а доза начинает увеличиваться. Теперь уже можно смело сказать, что толерантность с резистентностью растут. Наконец доходит до того, что доза огромная, а стимулирующего эффекта нет. И вот эти несколько — три-четыре-пять — дней, когда они употребляют стимуляторы, не спят, на сленге называют «марафоны». Вследствие выделения большого количества серотонина возникают иллюзии. У некоторых развиваются эндоформные психозы. Иными словами, возникает искаженное восприятие действительности. Например, стоит вешалка, на ней висит пальто, а больной думает, что человек стоит, присмотрелся — пальто. Течет вода — кажется, будто слышишь голоса, выключил кран, прислушался — голосов нет.

При употреблении стимуляторов мышление становится ускоренным, а суждения — поверхностными.

После таких «марафонов» больные обычно по несколько дней спят. А если наступает перевозбуждение, они начинают менять стимуляторы на другие наркотики, курить марихуану, пить алкоголь, потом возвращаются опять к стимуляторам... Сколько таких ездит за рулем! Сколько таких занимают серьезные должности!

Т. о. подобные аффективные расстройства невозможно редуцировать при помощи доброго слова. Здесь необходимо адекватное лечение в стационаре.

— Насколько вредны применяемые при лечении препараты?

— Они не могут навредить! Во-первых, они не имеют особого седативного эффекта, во-вторых, их контролирует доктор. Подобные препараты, наверное, 70% всего мира принимают. В Европе, в Америке люди следят за своим здоровьем. Если их эмоциональный фон меняется, они обращаются к психиатру. И попасть к хорошему специалисту — это большая проблема. Но это общая проблема — непросто найти хорошего педагога, хорошего инженера, то же самое и в медицине. Но лечить должен врач.

К примеру, наша клиника работает продуктивно много лет. Любая история болезни анализируется. Мы не используем ненаучные методы лечения.

— Какова средняя стоимость лечения?

— Невозможно назвать фиксированную цену, поскольку в стоимость лечения входит все — в т. ч. и стоимость лекарственных препаратов, и аренда помещения, и т. п.

— Можно ли говорить о средней продолжительности лечения в вашей клинике?

— Эффективность лечения зависит от разных факторов, в т. ч. возраста, состояния организма больного, даже от его менталитета. Поэтому я всегда говорю — не меньше месяца.

— Больной должен постоянно находиться в стационаре?

— Вне всякого сомнения. Ведь психиатр должен наблюдать больного круглые сутки. Если я на расстоянии буду спрашивать у больного о его самочувствии, значит, я буду ориентироваться на его субъективное мнение. И в таком случае не смогу понять, есть ли положительная динамика.

В процессе лечения могут обнаружиться психические заболевания, и такие больные должны переводиться в психиатрическую клинику.

Доктор должен четко оценивать соматическое состояние, психический статус больного. Медицина тем и отличается, что она имеет доказательную базу.

— Во всем мире пропагандируется здоровый образ жизни, уход от наркотиков, уход от алкоголя. А у нас, напротив, все чаще стали открываться «наливайки», магазины разливного пива, разливного вина. И люди все больше туда идут. Откуда это стремление — осознанное или неосознанное — самим себе вредить? Неужели люди не видят, что алкоголь — это вред?

— Пьяным народом очень легко руководить. Еще раз напомню о горбачевском сухом законе — мы реально увидели положительную динамику: люди стали здоровее, преступность уменьшилась. Но почему-то этот пример никто и никогда не вспоминает.

Впрочем, я доктор, я не оцениваю больных с точки зрения морали и этики, по политическим убеждениям, национальной принадлежности, по статусу. Я их лечу. В политике я не участвую.

— Существует ли разница между мужским и женским алкоголизмом?

— Тут мнения расходятся диаметрально. Я не человек науки, поэтому не претендую на безальтернативность моего мнения. Но как практик скажу, что особой разницы я не наблюдал. Просто женщину оценивают по более строгим критериям, она более осуждаема, если можно так выразиться. А лечение практически не отличается — что для мужчин, что для женщин. Правда, может быть, женщины вызывают больше жалости, потому что женщина ассоциируется с матерью.

— Как вы относитесь к тому мнению, что алкоголизм передается на генетическом уровне?

— Этот вопрос очень активно обсуждается. И все же наследственной эту болезнь не назовешь. Наследственные болезни — это те, которые мы можем отследить в поколениях и предположить, когда они проявятся. Алкоголиком не рождаются, им становятся. У пьющих родителей могут быть весьма успешные и непьющие дети. И наоборот — у успешных родителей бывают дети-алкоголики. Если в семье есть алкоголики, мы в истории болезни отмечаем, что наследственность отягощена, т. е. вероятность заболевания огромная, но наследственной болезнью алкоголизм не назовешь.

— Насколько опасен пивной алкоголизм?

— Какая разница — 2,5 промилле в крови вследствие выпитого пива, вина, виски или водки! Правда, продукты брожения, которые содержатся в пиве, ко всему прочему очень токсичны. Отсюда «пивной» живот, соматические изменения, гепатозы и т. п.

— Какова специфика работы врача-нарколога?

— К нам в клинику попадают люди, ставшие изгоями: проблемы в семье, проблемы с полицией, проблемы на работе, отягченное соматическое состояние, измененная психика... Они — как чемоданы без ручки.

Работа нарколога — это тяжелый труд. Этих больных надо любить, их надо лечить и надо понимать.

Я с 1984 г. в медицине. Сначала пошел санитаром на «скорую». Собственно, определенной цели у меня не было — просто после армии надо было где-то работать. Потом понял, что хочу поступить в мединститут, потому что я видел: врачи — это люди эрудированные, люди уважаемые. Сейчас, к сожалению, что-то поменялось, надорвалось в самой медицине, и общество стало иначе относиться к врачам. Собственно, это проявляется и в уровне зарплаты медработников. Понятно, что не все хорошие врачи, но есть же какие-то границы.

— Может ли больной по собственной воле остановиться, скажем, на второй стадии алкоголизма и прожить с этим всю жизнь?

— Это невозможно! Алкоголизм, наркомания — это заболевания прогредиентные. Нельзя себя «отрегулировать» на одну рюмку. Вновь обращусь к народной мудрости: «Человек алкаш однажды, человек — алкаш всегда». Не получится остановиться на второй стадии: тридцать лет не будешь пить, а потом выпьешь и вернешься в состояние, в котором ты был тридцать лет назад. Иными словами, редукции абстинентный синдром не подлежит. Больного надо лечить!

— В последнее время — в т. ч. в среде профессиональных спортсменов — появилась «мода» на кокаин.

— Не только спортсменов! Ко мне приходят достаточно высокопоставленные чиновники и говорят, что все, мол, употребляют, что ничего страшного нет — зато больше-де успеваешь и пр.

Ничего подобного! На самом деле человек за все хватается и ничего не успевает.

— Наверное, большое значение имеет воспитание. Как понять, что твой ребенок употребляет наркотики?

— По поведению. Нужно быть внимательным к ребенку — наблюдать, как ребенок себя ведет. Кроме того, в школе должен быть контроль, ведь у нас уже в младших классах пробуют марихуану!

— Я обратил внимание, что все двери в вашей клинике закрываются на замки.

— Это требование для всех психиатрических и наркологических клиник. Еще раз повторю: среди наркологических больных порядка 40% страдают психическими заболеваниями. Поэтому если не будет замков, решеток, это может печально закончиться.

— В последние десять лет изменились ли методы лечения зависимости?

— Методов лечения много, и единого протокола не бывает. Появляются новые исследования, новые препараты. Но старые препараты тоже работают. Не обязательно, чтобы новое отвергало старое. Лечение должно быть комплексное, с учетом всех особенностей и нюансов.

— Что можно и необходимо поменять в нашей стране для того, чтобы улучшить ситуацию с алкогольной и наркотической зависимостью?

— Проблема наркологии объединяет три аспекта. Во-первых, юридический: должны быть адекватные законы.

Во-вторых, социальные проблемы: они тоже должны решаться правильно. Я часто бываю в школах и вижу, что школьники все знают о разных видах эйфории, но практически не осведомлены о последствиях употребления наркотиков. Необходимо вести пропаганду — антинаркотическую, антиалкогольную, соответствующий регламент, программу следует разработать, наладить контроль за ее выполнением.

И третий аспект — конечно же, медицинский: нужно готовить специалистов, лечение должно быть адекватным, заниматься этой проблемой должны именно те врачи, которые хорошо знают патогенез, психофармакотерапию, психотерапию.

Только так можно решить проблему, комплексно. По-другому не получится.

— Хотелось бы завершить нашу беседу на позитивной ноте, Асан Османович.

— Я доктор, поэтому мне бы хотелось, чтобы по всем этим трем направлениям были какие-то реальные подвижки. Вне всякого сомнения, надо пропагандировать трезвый образ жизни. Общество должно осознать, что употреблять наркотики и алкоголь — аморально. И этот вопрос должен затрагиваться не только врачами. Я хотел бы, чтобы наше государство было более нравственным.

Евгений КРЮЧКОВ

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Украинцы на Кубе - друзья

Натача Диас Агилера -- Чрезвычайный и Полномочный Посол Посольства Республики Куба в...

Победный май Жанны Тихоновой

В воскресенье, 9 мая, в 20:30 телезрители «Интера» увидят большой праздничный...

Александр Чистяков: «Жилые дома нельзя строить...

Киев не резиновый, говорят его жители. Действительно, тот хаос и сумбур, который...

Международная исследовательская инициатива

К юбилею писателя Виктора Некрасова, автора первой правдивой книги о войне

«Образ Украины я носил в своем сердце»

Константин Паустовский: «Мне хочется хотя бы маленькой, но светлой памяти о себе....

Тайны жизни и смерти узника тюрьмы Шпандау

В этом году исполняется 80 лет со дня сенсационного и загадочного  перелета Рудольфа...

Георгий Береговой – герой неба и Космоса

Береговой – единственный из космонавтов, кто отправился в космос, уже будучи Героем...

Уметь смеяться оттого, что тебе плохо

Признание людей — самый важный критерий

Потенциал самоорганизации

Проще реагировать на некие маркеры «свой — чужой», чем находить разумное зерно...

Как понизить градус конфликта

Порядок, который действовал на момент покупки китайским инвестором акций, абсолютно...

Чужими здесь не остаются

Пенсии у ветеранов-актеров от двух до семи тысяч. Т. о. тот, у кого пенсия выше, содержит...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка