Чернобыль. Несколько слов о пользе геотектоники

26 Апреля 2021

«Платон мне друг, но истина дороже»
Аристотель, IV в. до н.э.

 

Засекреченность материалов уголовного дела по Чернобыльской аварии породила много разных версий ее причин. Так, в конце ХХ в. пошла мода на геотектонические версии.

Их сторонники (геотектонисты) видели причины Чернобыльской аварии то в землетрясении, то в какой-то энергии, попавшей из глубин Земли в реактор 4-го блока, то в «плазменном дыхании Земли», то в опытах военных с «геотектоническим» оружием и т.д.

Для атомщиков все это было из области фантастики, однако исходные данные одной из версий помогли найти объективную научную истину.

Что вызвало столь необычные предположения

В 1995 г. в Алма-Ате были найдены сейсмограммы, которые отражали сейсмическую активность земной коры в районе ЧАЭС в аварийную ночь на 26 мая 1986 г. На них на отметке 01 час 23 минуты 39 секунд (в пересчёте на источник) выделялись пики повышенной сейсмоактивности. А по официальной версии 1986 г. (версия-1986) реактор 4-го блока взорвался в 01 час 23 минуты 50-55 секунд. Получалось, что его взрыв произошёл через 11-16 секунд после повышения сейсмоактивности в районе ЧАЭС.

Ссылаясь на это обстоятельство, в СМИ начали раздувать очередную «чернобыльскую» сенсацию: мол, реактор 4-го блока взорвался из-за рокового землетрясения силой 3-4 балла с эпицентром прямо под ЧАЭС. А в качестве доказательств приводили копии этих трех «сверхсекретных» сейсмограмм, а также карты тектонических разломов в районе ЧАЭС. Для широкого читателя эта версия выглядела вполне логичной.

И действительно, в апреле 1986 г. в Полесье вблизи ЧАЭС работали три сейсмостанции. Самая близкая находилась в 120 км, а самая дальняя в 180 км к западу от ЧАЭС. Они вели контроль за подземными ядерными взрывами и имели исключительно высокую чувствительность к ним. А заодно и ко всем остальным природным и техногенным событиям, вызывающим сейсмоволны. Станции работали в единой сети и использовали единую общесоюзную шкалу времени, что позволяло военным сейсмологам довольно точно определять время, мощность, географические координаты, природу, а в ряде случаев и глубину взрыва. Достаточно сказать, что они могли обнаружить взрыв всего 100 т тротила на расстоянии 12 000 км.

Они принадлежали Министерству обороны СССР. Поэтому результаты измерений сразу попадали под гриф «совершенно секретно». Из-за этого Комиссия по расследованию причин Чернобыльской аварии 1986 г. их не видела и не изучала. Как, впрочем, не видела и не изучала секретные «чернобыльские» документы других ведомств.

Научное сообщество и геотектоническая версия

До 1995 г. слухов о причинах Чернобыльской аварии ходило больше, чем имелось достоверной информации. Поэтому геотектоническая версия всколыхнула общественность, ибо понятно объясняла причину аварии.

У атомщиков же она вызвала сомнения из-за ее несоответствия физике реакторов и опыту их эксплуатации. Но пички сейсмоактивности от этого никуда не делись, и это подтолкнуло отнестись к ним более внимательно.

Сначала мы поинтересовались, насколько сейсмоактивным является район ЧАЭС. Оказалось, что землетрясение в 3-4 балла с эпицентром на севере Киевской области – явление неожидаемое. Этот факт усилил сомнения.

Их еще больше усиливало ясное понимания двух важных обстоятельств. Первое носило статистический характер – атомные реакторы уже проработали на Земле 53 года, и ни один из них, а их число в мире уже перевалило за 600, не вышел из строя и, тем более, не взорвался из-за землетрясения.

А второе носило уже политический характер, ибо было очевидно, что геотектоническая причина аварии на ЧАЭС устроила бы многих «очень важных персон» из Минэнерго. Ибо, если виноватыми официально назначить неподвластные человеку геотектонические силы, то никто из этих «персон» уже не будет виноват – ни юридически, ни морально. Также сохранят свое лицо и персонал 4-го блока, и его начальство. А честь ведомственного мундира будет спасена окончательно.

Поэтому ученые-атомщики отвергли версию как ненаучную. Однако загадка усиления сейсмоактивности в районе ЧАЭС за 10-16 секунд до взрыва реактора все равно оставалась неразгаданной и требовала изучения.

Версия есть, объяснений нет

Геотектонисты в те времена проявляли большую активность в СМИ. Ими были обнародованы статьи, интервью и даже кинофильмы, посвященные геотектонической версии. Но мы им разъясняли, что, распространяя такую информацию, они только показывали свое полное незнание реалий атомной энергетики.

В частности, незнание того, что ЧАЭС рассчитана на землетрясение в 6 баллов, поэтому землетрясение в 4 балла не могло повлиять на ее работу. Это подтвердилось 30 и 31 мая 1990 г., когда до ЧАЭС дошли сейсмоволны силой 3,5-4 балла от румынского землетрясения. В тот день ни один из ее блоков не вышел из строя. Даже на разрушенном 4-м блоке ничего не случилось – его слегка качнуло, кое-где поднялась пыль, да в сосудах с водой пробежала рябь.

А также незнание того, что в Японии, где землетрясения обычное дело, штатно работают свыше 60 блоков АЭС, ибо они рассчитаны на 9-балльное землетрясение. (Кстати, АЭС «Фукусима» блестяще выдержала землетрясение в 6 баллов и разрушилась из-за 13-метровой волны-цунами).

И даже незнание древней мудрости – «если что-то случилось после чего-то – это не значит, поэтому».

А главное, геотектонисты никак не могли вразумительно ответить на два важных вопроса. Первый – почему землетрясение взорвало 4-й блок, но при этом не взорвало 1-й, 2-й и 3-й блоки? Ведь сейсмоволны приходят широким фронтом и сотрясают все объекты примерно одинаково.

И второй – почему это землетрясение разрушило только тот реактор, где были грубо нарушены правила его безопасной эксплуатации, а остальные реакторы, где эти правила не нарушались, оно разрушить не смогло?

Легко догадаться, что во втором вопросе содержится и ответ на него.

Что говорят ученые-сейсмологи

Эти сенсационные сейсмограммы заинтриговали ученых-сейсмологов. И уже в 1997 г. в Геофизическом журнале, т.19, №3, вышла серьезная работа В.Н. Страхова, В.И. Старостенко, О.М. Харитонова и др. «Сейсмические явления в районе Чернобыльской АЭС». В ней излагались результаты научного анализа этих сейсмограмм. Вот они в кратком изложении.

Оказалось, это были копии сейсмограмм, полученных на трех полесских сейсмостанциях. Они содержали данные о сейсмоактивности в районе ЧАЭС 26 апреля 1986 г. Из них следовало, что в 01 час 23 минуты 39 секунд (±1 секунда) по местному времени в 10 км к востоку от ЧАЭС действительно произошло «слабое сейсмическое событие». Магнитуда MPVA источника, определенная по поверхностным сейсмоволнам, хорошо согласовывалась по всем трем сейсмостанциям и составила 2,5. Тротиловый эквивалент его интенсивности составил 10 тонн. Оценить глубину его источника по имевшимся данным оказалось невозможным. А из-за одностороннего расположения сейсмостанций (к западу от ЧАЭС) относительно эпицентра этого «события» и низкого уровня амплитуд на сейсмограммах точность определения его географических координат не превышала ±10 км.

На фото. 1 приводятся исходные сейсмограммы этой работы.

Сами авторы оценивают их осторожно: «По динамическим характеристикам сейсмические записи отличаются от записей поверхностных взрывов и близки по форме к регистрациям локальных землетрясений…»

Эта фраза сформулирована по-научному дипломатично. Но, хорошо зная язык научных публикаций, из слов «близки по форме» мы догадались, что ее авторы сами не очень уверены в том, что это «слабое сейсмическое событие» было вызвано землетрясением. Тем не менее, надо отдать им должное – одного взгляда на эти сейсмограммы вполне достаточно, чтобы понять, насколько сложную и виртуозную работу они провели.

Было ли землетрясение в районе ЧАЭС?

После выхода статьи ученых-сейсмологов факт «слабого сейсмического события» в районе ЧАЭС в 01 час 23 минуты 39 секунд (±1 секунда) стал неоспоримым научным фактом. А научный факт – это научный факт. Не учитывать его в анализах никак нельзя, и, если его природа сразу не очевидна, то нужно искать ему естественное объяснение.

Первым напрашивалось землетрясение. Но сейсмостанции записали только поверхностные сейсмоволны. Это смущало и наводило на мысль, что очаг «слабого сейсмического события» имел приповерхностный характер.

Но тогда возник вопрос: где в районе ЧАЭС в приповерхностных слоях находятся те тектонические плиты, резкая подвижка которых вызвала это «событие»? И тут вспомнилось, что в 1990–1991 гг. перед началом буровых работ на промплощадке 4-го блока ЧАЭС мы изучали геологические разрезы в ее районе. На них мы увидели песчаные грунты, уходящие вглубь на многие сотни метров. Позже узнали, что скальные грунты в районе ЧАЭС начинаются на глубинах порядка одного километра, но это еще не тектонические плиты. Так что сомнения относительно версии «землетрясение» не проходили.

Эти сомнения поддерживали и официальные заявления Сейсмической службы Украины, в которых она настаивала, что в ночь на 26 апреля 1986 г. на территории Украины никаких землетрясений не происходило.

В итоге возник вопрос, а не является ли «слабое сейсмическое событие» сейсмооткликом на взрыв, произведенный в 10 км к востоку от ЧАЭС, и кто же мог его произвести? Военные, строители, геологи, разработчики земных недр? Но, думается, что никто, ибо Промтехнадзор никогда не дал бы разрешение на взрыв 10 тонн (!) тротила в 10 км от работающей АЭС. А если его все-таки надо было бы провести, то живущих в опасной близости к нему эвакуировали бы. И об этом бы знали и жители, и местные власти.

О подготовке такого взрыва была бы предупреждена и дирекция ЧАЭС. И она заглушила бы все реакторы на время проведения взрывных работ.

Все эти действия были бы отражены в документах ЧАЭС, Минэнерго, Промтехнадзора, местных властей и во многих воспоминаниях. Однако в них вы не найдете даже намека на такое нерядовое событие.

А это означало, что специально организованного взрыва мощностью в 10 тонн тротила в 10 км от ЧАЭС никто не производил.

Принципиальные и наглядные подтверждения противоречия

Чем глубже мы знакомились с сейсмической стороной дела, тем больше возникало вопросов без ответов. Мы знали, что в 1986 г. было установлено, что на 4-м блоке произошло два аварийных события, названных «взрывами». Первый «взрыв» был относительно слабый. Второй «взрыв» был гораздо сильнее. Его видели и слышали далеко за пределами ЧАЭС примерно через 20 секунд после первого. Позже удалось выяснить, что первый «взрыв» был следствием процесса разрушения активной зоны реактора перегретым паром. А вот второй «взрыв» был уже настоящим взрывом смеси графитовой пыли, водорода и кислорода. Он вскрыл реактор, разрушил 4-й блок и вынес остатки активной зоны реактора наружу.

Сама картина «взрывов» выглядела и впечатляюще, и устрашающе: «В половине второго услышал первый взрыв. Он был глухой, словно грохнул трамвай, но очень сильный. Тряхнуло, как при землетрясении. Я повернулся к реактору. Тут на моих глазах произошел второй взрыв. Успел заметить, как вздымается разорванная крыша. Потом полетели куски бетона, камни, но я успел укрыться от обломков. Взрыв был такой силы, что бетонные плиты весом в тонну, а то и больше, отбросило от реактора метров на пятьдесят. Некоторые вылетели за ограду и контрольную полосу».

Такую картину разрушения 4-го блока видел своими глазами свидетель Л. Бутрименко со своего поста внешней охраны, который находился всего в 100 (!) метрах от стен 4-го блока. Из свидетелей, оставшихся в живых, ближе его картину этих «взрывов» никто не наблюдал.

В начале мая 1986 г. по заданию Правительственной комиссии военные инженеры-взрывники исследовали состояние конструкций 4-го блока, чтобы по характеру их разрушений определить место, природу и общую мощность взрыва, его разрушившего. И уже к 16 мая 1986 г. они установили, что место взрыва находилось в пространстве под «крышкой» реактора, сам взрыв носил характер взрыва пылегазовой смеси, а его мощность составила 30 (!) тонн в тротиловом эквиваленте. Эти результаты были сразу засекречены, но молва быстро донесла их до многих людей. Рассекретили их только в 2006 г.

Опираясь на эти факты, мы пытались совместить хронологию аварии по версии-1986 с геотектонической версией. И столкнулись с противоречием – если принять последнюю за «истину», то на наших сейсмограммах после 01 часа 23 минут 39 секунд (±1 секунда) должны находиться еще два проявления сейсмоактивности из-за первого и второго взрывов. При этом второе должно быть явно выше первого. Но обнаружить их на сейсмограммах не удалось из-за полного их отсутствия.

Объективно получалось, что «слабое сейсмическое событие», которое никто не заметил, военные сейсмостанции записали. А вот взрывы 4-го блока, потрясшие землю и воздух так, что их увидели, услышали и почувствовали многие, эти же сейсмостанции не записали. А ведь должны были записать взрыв с эквивалентной мощностью 30 тонн тротила с расстояния 120-180 км, раз были способны обнаружить взрыв 100 т тротила на расстоянии 12 000 км. И сомнения насчет геотектонической версии только усилились.

«Крамольные» выводы

Собранные сведения требовали научного обобщения, согласующего все известные аварийные и сейсмические факты. Но в рамках геотектонической версии они никак не согласовывались. Тем не менее, ощущение некоей связи взрыва реактора и «слабого сейсмического события» нас не покидало.

Со временем появились сомнения: не ошиблись ли ученые-сейсмологи в оценке природы физического явления, вызвавшего «слабое сейсмическое событие»? По их оценке, его эпицентр находился в 10 км к востоку от ЧАЭС, однако точность этой оценки не превышала ±10 км. Т.е. в неопределенность географических координат места «события» попала обширная местность, включавшая в себя и промплощадку ЧАЭС. А что случилось на ней такое, что потрясло землю на расстоянии 180 км в ночь на 26 апреля 1986 года? Только мощнейший взрыв 4-го блока!!!

Такие рассуждения и изучение других «чернобыльских» материалов подталкивали нас к выводу, что на самом деле ученые-сейсмологи оценили не силу землетрясения, а мощность второго взрыва, разрушившего 4-й блок. На это указывала и близость по порядку величины оценок мощности «слабого сейсмического события» сейсмологами (10 тонн) и мощности второго взрыва военными инженерами (30 тонн).

Объяснение разницы в 3 раза нашлось в спецлитературе – второй взрыв явно носил характер взрыва «на выброс», при котором одна часть энергии уходит на создание сейсмоволны, а другая часть на сам выброс. Соотношение между ними может быть самым разным. В т.ч. и один к трем, как у нас. Эти сведения усилили наше предположение.

До этого все выглядело логично, но от дальнейших рассуждений уже начинало попахивать «крамолой». Ибо, если логика ведет нас по правильному пути, то получалось, что разрушение активной зоны реактора перегретым паром произошло примерно в 01 час 23 минуты 19-20 секунд. А сам реактор взорвался в 01 час 23 минуты 39 секунд (±1 секунда)! Ведь понятно, что если сейсмограммы записали только один взрыв из двух, то они записали более сильный. А таким был именно второй взрыв, который вскрыл реактор и разрушил 4-й блок.

Этот вывод нас сильно заинтриговал, и мы продолжили логическую цепочку рассуждений: если взрыв реактора произошел в 01 час 23 минуты 39 секунд (±1 секунда), то из этого вполне логично вытекают два важнейших вывода:

  1. момент взрыва реактора практически совпадает с моментом нажатия кнопки АЗ-5 в 01 час 23 минуты 39 секунд;
  2.  хронология последней минуты Чернобыльской аварии по версии-1986 ошибочна.

Но для научного признания этих выводов надо было найти независимые доводы. И они были найдены в «чернобыльских» документах, в т.ч. и в официальных, ставших доступными после 1995 г.

Так в 1997 году родилась наша научная версия причин и обстоятельств Чернобыльской аварии. Она основывалась на факте взрыва реактора в 01 час 23 минуты 39 секунд (±1 секунда) и на факте совпадения моментов взрыва и нажатия кнопки АЗ-5. Следует отметить, что в ее становлении большую роль сыграли совместный доклад РНЦ (КИ), НИКИЭТ и ВНИИАЭС в МАГАТЭ, отчет ВНИИАЭС и Доклад Комиссии А.Е. Смышляева, вышедшие в 1996 г.

Наша версия не отвергает общую картину развития аварии по версии-1986, а только уточняет хронологию ее последней минуты, опираясь на более широкую документальную базу, чем имелась в 1986 г. В 2001 г. она была представлена на Международной конференции по Чернобыльской аварии. А в 2002 г. она была опубликована в отечественном академическом журнале и отдельно за границей на английском языке. С тех пор она ведет свою самостоятельную жизнь.

Среди достоинств нашей версии хотелось бы особо отметить то, что она оказалась способной естественно объяснить такие аварийные факты, которые никак не находили своего объяснения в рамках официальных версий. Она даже смогла объяснить, почему ученые-сейсмологи не угадали природу физического явления, вызвавшего «слабое сейсмическое событие». Само объяснение простое – до 1997 г. они, видимо, не имели опыта работы с сейсмограммами от взрывов реакторов.

Научное обоснование нашей версии можно найти по адресам:

www.rri.kyoto-u.ac.jp/NSRG/reports/.../Gorbachev.pdf

и http://nuclearno.ru/text.asp?4809

Несколько слов о дискуссиях в СМИ

Одно время нашу версию широко критиковали в СМИ, но ненаучными методами. Причем этим занимались только авторы и сторонники версии-1991. Видимо, она сильно задела их самолюбие. А вот со стороны сторонников и авторов версии-1986 научной критики не последовало. Поэтому есть надежда, что они, хоть и молчаливо, но согласились с нашей версией.

Столь разное отношение к ней, видимо, вызвано тем, что ее уточненная хронология обнажила ошибочность версий, основанных на идее движения графитовых вытеснителей в активную зону после нажатия кнопки АЗ-5 и внесения ими избыточной реактивности. Именно обнажила, ибо из нее стало очевидным – если моменты нажатия кнопки АЗ-5 и взрыва реактора совпали, то вытеснители не могли начать свое движение после ее нажатия, ибо в этот момент они были бы разрушены.

А вот авторы версии-1986 ограничились только декларативной фразой «стержни пошли вниз» без каких-либо домыслов о внесении избыточной реактивности.  И в итоге пришли к правильному выводу, что к взрыву реактора привели непрофессиональные действия персонала. Правда, слегка ошиблись в моменте взрыва реактора, но для их версии это не принципиально.

В 2000 г. издательство «Научтехлитиздат» под многообещающим названием «Чернобыль. Как это было» выпустило воспоминания главного «чернобыльского» свидетеля – заместителя главного инженера 2-й очереди ЧАЭС, который руководил роковыми электротехническими испытаниями на 4-м блоке. Он их писал уже в то время, когда за «излишние» откровения ему ничего не грозило. Думается, что более информированного свидетеля найти нельзя. Эта книга сильно взбудоражила «чернобыльское» сообщество и не только его. Купить ее в магазине было невозможно, поэтому пришлось воспользоваться «знакомствами». И надо сказать прямо – эта книга не разочаровала. Ее можно много обсуждать и часто цитировать, но мы приведем из нее только две цитаты, важные для этой статьи:

1. «Оператор реактора Л. Топтунов закричал об аварийном увеличении мощности реактора. Акимов громко крикнул: «Глуши реактор!» и метнулся к пульту управления реактором. Вот эту вторую команду глушить уже слышали все. Было это, видимо, после первого взрыва (выделено авт.)» /А.С. Дятлов. Чернобыль. Как это было. ООО Издательство "Научтехлитиздат", Москва. 2000/.

2. «И. Киршенбаум, С. Газин, Г. Лысюк, присутствовавшие на пульте управления, показали, что команду глушить реактор они слышали непосредственно перед взрывом или сразу после него (выделено авт.)» /Там же/.

Из этих цитат ясно следует, что кнопка АЗ-5 действительно нажималась после «первого взрыва», разрушившего активную зону, а момент ее нажатия практически совпал с моментом взрыва реактора. Так показания ветеранов ЧАЭС, находившихся в момент аварии на пульте управления 4-го блока, дополнительно подтвердили правильность нашей версии.

Интересно отметить, что после выхода этой книги ненаучная критика нашей версии вскоре сошла на нет.

Б.И. ГОРБАЧЕВ,
старший научный сотрудник, канд. физ.-мат. наук, участник ЛПА на ЧАЭС

Исторические факты. 16 мая

Весной 1879 года Сименс представил на Берлинской выставке первую в мире электрическую...

Исторические факты. 15 мая

Американка Эллен Черч, медсестра из штата Айова, считается первой в мире стюардессой.

Исторические факты. 14 мая

14 мая 1878 года название «вазелин» было запатентовано в США

Исторические факты. 13 мая

Первый чемпионат «Формулы-1» был проведен  13 мая 1950 года

Исторические факты. 12 мая

Первая на Руси каменная церковь была освящена в Киеве в честь пресвятой Богородицы 12...

Исторические факты. 11 мая

11 мая 1900 года на петербургском заводе «Новое адмиралтейство» был спущен на воду...

Исторические факты. 10 мая

Сериалы о милиции всегда были очень популярны. Хоть сегодня граждане часто ругают...

Исторические факты. 9 мая

Освобождение Севастополя в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) стало...

Исторические факты. 8 мая

В Берлине подписан окончательный Акт о безоговорочной капитуляции Германии и ее...

Исторические факты. 6 мая

Впервые идея связать Англию с континентом появилась еще в начале 19 века, когда...

Исторические факты. 5 мая

V летние Олимпийские игры проходили с 5 мая по 27 июля 1912 года в Стокгольме.

Исторические факты. 4 мая

4 мая 1113 года на Киевский Великокняжеский престол вступил Владимир Мономах, один из...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка