«Благородная» дуэль

№39(923) 27 сентября — 3 октября 2019 г. 26 Сентября 2019 0

Телешоу Савика Шустера «Свобода слова», вышедшее в эфир на канале «Украина», начало возвращать позиции, которое занимало в медиапространстве нашей страны в свои лучшие времена.

Несмотря на то что телевизионный формат все более воспринимается как архаичный (особенно когда речь идет о политической тематике), третий выпуск «Свободы слова» стал главным событием недели и широко обсуждался во всем медиапространстве, включая интернет-издания и соцсети. Телепередача стала катализатором широкого резонанса, донеся нужные месседжи и до аудитории, которая телевизор давно не смотрит. И если такая схема будет работать и дальше, то можно будет говорить о большом успехе нового-старого проекта.

Изюминкой выпуска стала перепалка в прямом эфире между Савиком Шустером и Игорем Коломойским — а именно за такой формат наш народ и полюбил подобные телешоу. Правда, в этот раз Шустер выступал одной из сторон дискуссии, а не ее модератором, формально беспристрастным, но фактически умело подыгрывавшим одной из сторон (это его умение и ценилось прежде всего всеми работодателями).

Причем спор возник якобы спонтанно — Игорь Коломойский не выдержал потока направленных против него филиппик ведущего, позвонил в студию и тут же был допущен в эфир (по телефону), причем в самом конце программы. По поводу спонтанности скажу вслед за классиком: не верю! Так ли уж случайно в столь поздний час в околостудийных кулуарах оказался коммерческий директор «Свободы слова», в нужный момент зашедший в студию с текстом договора в руках; известная журналистка Соня Кошкина также явно заранее знала свою роль.

По информации, Шустер, следуя принципам журналистской этики, а в еще большей степени — режиссуры подобных шоу, известил противоположную сторону о тематике программы и предложил Игорю Валерьевичу прибыть самому либо его представителям для дискуссии.

А далее, как в старые добрые времена, когда секунданты повздоривших благородных господ встречались для определения условий поединка (вид оружия, расстояние, до первой крови или...), представители сторон и выработали такой наиболее «смотрибельный» формат. Поскольку на победу рассчитывали обе стороны и посему были заинтересованы в максимальном резонансе.

Итак, на первый взгляд, победу может праздновать Игорь Коломойский. Когда Соня Кошкина начала зачитывать текст договора между каналом «1+1» и студией Савика Шустера, олигарх поинтересовался, будет ли обнародована «офшорная» часть договора. И мегазвезда украинского телеэфира, не раз загонявший в угол своих собеседников, откровенно «поплыл» — на многократно повторенный вопрос Коломойского о существовании офшорной части лишь раз, крайне невнятно и вполголоса, ответил «нет», делая отрешенное выражение лица, мол, зачем отвечать на абсурдные обвинения, и поспешил завершить эфир.

Честно говоря, не припоминаю, чтобы кто-то из политиков вел себя столь беспомощно... Все-таки умение уходить от неудобного вопроса, заменять ответ по существу на обтекаемые фразы «вокруг да около» входит в азы профессии политика. И, получается, ставить в неудобное положение собеседников, будучи «над схваткой», это одно, а самому из него выйти — совсем другое. К этому Савик Шустер оказался совершенно не готов.

И тем не менее выигрыш Коломойского следует признать сугубо тактическим, достойным празднования лишь в узком кругу соратников. В стратегическом плане он проиграл. Прежде всего этот эпизод просигнализировал обществу, что «Шустер вернулся», — и куда сильнее, чем формальное возобновление выпуска программы. Ну кто теперь скажет, что «Свобода слова», мол, уже не та (а такие отзывы преобладали после двух первых выпусков программы). И обеспечил такую раскрутку Игорь Валерьевич Коломойский.

Что же касается компромата на Савика Шустера, то, как я уже неоднократно отмечал, моральный фактор давно практически исчез из критериев оценивания политиков у подавляющего большинства украинских граждан. Тем более это относится к «политобслуге», включая журналистов. Ну кого могло зацепить, что Шустер брал деньги за участие в своих эфирах (причем обвинение не подтвержденное), или даже наличие «офшорной части» в договоре с «1+1»? Ведь все это, в общем, как говорили классики, «имеет вид детской игры в крысу». И количество зрителей у него наверняка не сократится.

К тому же, хотя, как говорят, остается в памяти начало и конец разговора, середина также имеет значение. А на протяжении всей «беседы», за исключением скомканного и почти не запомнившегося завершения (нужно признать, что вот это Шустер сделал очень вовремя), ведущий выглядел куда выигрышнее.

Коломойский же вел дискуссию в своей известной — по появляющимся время от времени в медиапространстве записям телефонных разговоров — манере. Но прямой эфир в рейтинговой программе это же совсем другое! Многих зрителей, особенно тех, кто не настолько пристально следит за зигзагами украинской политики и не слышал «вживую» Игоря Валерьевича (а таких среди зрителей «Свободы слова» немало), не могла не покоробить его манера в стиле «разборок на Привозе».

Конечно, Игорь Коломойский осознает потерю обществом морального доверия к элите. И в этом одна из причин, почему он все больше становится медийной фигурой, выходя из привычной тени, при этом оставаясь самим собой и особо не пытаясь рядиться в овечью шкуру. Дескать, какой есть, такой и есть. Но зачем тогда было ввязываться в войну компроматов с явно не равным ему «по чину» Шустером? Чтобы иметь возможность сказать: «А судьи кто?» Но это уже похоже на личные комплексы.

А главное, при всей потере обществом веры в «облико морале» политиков люди всегда надеются на лучшее. И сейчас эти надежды связываются с новым президентом, влияние на которого Игоря Коломойского является секретом Полишинеля. Пока что электорат склонен терпимо смотреть на эти отношения, как, к примеру, российский избиратель относился к связи Бориса Березовского и Владимира Путина в первый (и достаточно непродолжительный) период правления последнего.

Но так ведь не будет вечно! Да, всегда «царь хороший, бояре (и серые кардиналы) плохие», но негатив в отношении бояр неизбежно начинает перекладываться и на «царя». Так зачем же разогревать негатив по отношению к себе? Или же в этом и смысл игры, быть этаким «плохим парнем»? Если это так, то игру Игорь Валерьевич затеял сложную и рискованную. Но ведь он и есть по складу своей натуры азартный игрок.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Язык мой – враг мой?

Любые мобилизационные меры могут быть обнулены неспособностью государства...

Неудавшийся жест

Прежде чем запускать проект, нужно его детально проработать, чтоб быть уверенным в...

Как красиво уйти

Это тоже ход: перед вероятной отставкой анонсировать великие планы, которые потом по...

Вирусные технологии

Паническая волна запущена искусственно, и это уже не борьба с политическими...

Главное — не информация, главное — интонация

Эффект ернически-глумливого тона в контексте «вот какой... (каждый сам подберет...

И грянет буря?

Чтобы кардинально изменить господствующее мнение относительно тех или иных событий,...

Что показал «собачий» скандал

Дискредитацией президентской политсилы занялись люди, располагающие серьезными...

О типах отставок и их последствиях

Скандал и отставка позволили Гончаруку резко укрепить свои позиции, получить статус...

Вечные проблемы и их решение

Отклонение законопроекта и было заранее запрограммировано — как повод для ответных...

«Ночь длинных ножей» по-украински

Радикалы остаются инструментом в руках других, внешне более респектабельных...

Встретились как-то Неубедительный, Неувядаемый и...

Капиталовложения в возвращение Савика Шустера Ринат Ахметов успешно конвертировал в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка