Торопись медленно

11 Октября 2019 4.5

Первые после подписания «формулы Штайнмайера» заявления президента и всей властной команды дали повод заподозрить, что выполнять ее Киев не собирается: заявления прямо противоречили некоторым ее положениям. 

Дескать, «есть красные линии, которые четко определены президентом… Потому что в нем  (в плане Штайнмайера) есть пункты о безусловной амнистии, в нем есть положения о местной милиции и так далее -- все то, что я не хочу, чтобы было на моей земле. И этого не хочет наша фракция и президент Зеленский», -- заявил депутат Богдан Яременко, объясняя позицию фракции «Слуга народа».

Об этом же говорил и сам Зеленский на специальном брифинге, после того как документ был подписан в Минске: «Если мы хотим провести выборы по украинским законам, они не могут пройти без российских пулеметов. Граница должна быть у нас. Если там кто-то будет, выборов не будет. Мы никогда не пойдем, чтобы проводить выборы, если там есть военные».

Более того, как стало известно, 2 октября Зеленский предложил разработать «концепцию переходного правосудия» для Донбасса и Крыма и стратегию деоккупации этих регионов. «Это ответы на сложные вопросы: какой будет жизнь человека после восстановления контроля над Крымом и оккупированными частями востока страны, принципы и формы ответственности, а в некоторых случаях и освобождение от нее за сотрудничество с оккупационными властями (суров украинский президент – и Крым собрался «освобождать» и освобождение от ответственности он допускает лишь в «некоторых случаях». -- А. П.)», -- сказал Зеленский.

Да и вообще, мол, подписали только для того, что получить возможность встретиться с Владимиром Путиным, ведь именно подписание «формулы Штайнмайера» было российским условием проведения такой встречи. Но, представляется, Зеленскому, встретившись с коллегами по «нормандскому формату», перед которыми будет лежать подписанный в Минске документ, крайне сложно будет заявить, что, дескать, подписали мы это только ради возможности лично с вами «поручкаться», уважаемый Владимир Владимирович. Уверен, что на Банковой это отлично понимают.

Обсуждать лидеры будут не пересмотр взятых на себя Украиной обязательств, а способы и сроки (на последнем особо настаивает Москва) их реализации. При этом можно вспомнить, что ранее Зеленский заявлял, что встретится с «как, его… Путиным» только в присутствии всех ведущих западных держав (включая США и Великобританию) исключительно для того, чтобы «повелеть» ему «убираться с Украины». Теперь же само проведение такой встречи (только отнюдь не с той повесткой, о которой ранее говорил Зеленский) преподносится как первоочередная задача и большой успех украинского президента, хотя ее дата до сих не определена.

О неприемлемости особого статуса президент говорил до самого последнего момента. Теперь же он сам констатировал, что особый статус будет, причем на постоянной основе. И, честно говоря, я бы не стал из-за этого кидать камень в Зеленского. Бывают ситуации, когда не следует рубить кошке хвост по частям, но лягушку лучше не кидать в кипяток, а медленно варить. И в положении нынешней киевской власти, при мощной националистической оппозиции, второй вариант явно предпочтительней.

Собственно, когда возникает необходимость в непопулярных решениях, за редким исключением (когда невозможно перепрыгнуть пропасть в два прыжка), они и проводятся постепенно, пошагово. Причем каждый шаг сопровождается кампанией по подготовке общественного мнения, которая включает не столько объяснения необходимости такого шага, но и обещания, что далее определенной «красной линии» власть не перейдет. Но проходит время, и «линия» оказывается пройденной, и за ней возникает новая.

Подобные шаги стараются делать по возможности небольшими -- чтобы каждый из них не был сам по себе поводом для взрыва. По всей вероятности, так будет и здесь. Подписание документа в Минске людьми с нечетко определенными полномочиями вызвало, на мой взгляд, вполне умеренные и не выходящие за рамки ожидаемых по масштабам акции протеста.

И встреча в «нормандском формате», где, как ожидается, «формула Штайнмайера» будет детализирована и закреплена подписями на самом высоком уровне, пройдет тогда, когда нынешняя волна протестов выдохнется. В этом контексте возможная задержка с проведением саммита из-за трудностей с разведением войск может быть в интересах власти. «Партия войны» к тому времени смирится с неизбежным. Хотя, конечно, будут гневные филиппики, акции радикалов и т.п. Но одно дело --  бороться, надеясь на конечный успех, другое – просто отрабатывать политический номер, демонстрировать своим сторонникам «принципиальную позицию».

Конечно, и у Зеленского от Минских соглашений и «формулы Штайнмайера», мягко говоря, не восторге и хотели бы добиться изменения в многих позиций. Власть даже может рассчитывать на то, что в ходе растянутого по времени процесса такие уступки удастся получить. Но свернуть с «генерального курса», если не произойдут какие-либо глобальные геополитические изменения, будет уже сложно.

загрузка...
Loading...

Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка