Привыкание к реальности политики второго плана

10 Июля 2019 4.3

США призвали Украину выполнять Минские соглашения. Спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины Курт Волкер заявил, что новая Верховная Рада должна принять ряд законов, предусмотренных Минскими соглашениями.

Волкер: «Когда будет избран новый парламент, нужно будет обновить некоторые законы по реализации Минских договоренностей. Например, предложенная децентрализация в рамках Конституции, вопрос специального статуса и амнистии и возможность провести местные выборы, когда позволит ситуация безопасности. Все эти вещи надо будет восстановить, и, конечно, мы поддерживаем Украину в этом. Однако именно украинская сторона должна вести этот процесс».

Примечательно, что еще в мае Курт Волкер рассуждал по этому поводу совсем иначе. Не сказать бы, чтобы совсем наоборот. Он фактически в своих рекомендациях разрешал Украине не выполнять ее обязательств по Минским соглашениям. Волкер: «К сожалению, проблема с выполнением Минских соглашений заключается в продолжающейся российской оккупации Восточной Украины и продолжающихся там боях. Поэтому Украина не может пойти дальше в выполнении Минских соглашений, чем она это уже сделала».

Что же такого изменилось в Украине за это недолгое время? Российская оккупация Восточной Украины (по мнению Волкера) уже не продолжается? Бои там уже не идут? Что изменилось в Украине настолько, что она в Минских соглашениях может (и даже должна) идти дальше того, что она уже сделала в этом направлении до этого времени? Должна как бы еще и вести этот минский процесс. Или что-то кардинально изменилось в позиции Госдепа, поскольку Волкер вряд ли может что-то менять в таком остром вопросе самостоятельно. Тем более принципиально менять свои рекомендации Украине. Настолько принципиально, что неизвестно, чем и где такие перемены могут закончиться.

Теперь же вдруг неожиданно (со стороны Волкера неожиданно) выясняется, что Украина не просто может «пойти дальше», но и «должна вести этот процесс». Об этом же выполнении Украиной Минских договоренностей годами уже твердят представители РФ. На важности выполнения Киевом Минских соглашений теперь акцентируют внимание и европейские политики.

Судя по всему, Москва, Берлин и Париж уже достигли какого-то взаимопонимания в отношении Украины. И они (европейцы) тоже вошли в виртуальное (пока виртуальное) пространство договоренности и контроля, о котором они, видимо, договорились на саммите в Осаке.

Договоренности пока что неформальные, но это, видимо, даже лучше, постольку никакая формальная инстанция их не в состоянии отменить. После саммита G20 стало понятно уже всем, что конфликт на востоке для администрации Трампа отходит на второй план. Украине остается ждать результатов выборов в Раду и формирования коалиции. И приспосабливаться к жизни в реальности второго плана. До этого момента никаких принципиальных шагов предпринимать в этом направлении не будут. Да и когда еще будет создана эта коалиция, которая должна выполнять рекомендации по продвижению Минских соглашений. Мы ведь имеем опыт очень длительных коалициад.

Тем временем острота внутреннего напряжения в политикуме неимоверно нарастает, словно и не было никаких рекомендаций никакого Курта Волкера. Поводом для обострения стало намерение одного телеканала (еще не проведение, а только намерение) провести телемост между гражданами России и гражданами Украины. Телемост не между политиками (хотя, что бы было и в этом преступного в как бы свободной, как бы демократической стране – ведь это всего лишь обмен информацией), а между простыми людьми. Пусть бы люди высказались о сложившейся ситуации. Какая (и для кого) в этом видится опасность?

Президент Украины Владимир Зеленский отреагировал на намерение канала провести телемост «Надо поговорить» более чем странно. Он назвал его (намерение) «опасным предвыборным ходом, направленным на разделение страны на два лагеря». На самом деле страна разделена безо всякого телемоста. Может, Зеленский знает, как наладить мосты между разделенными непримиримыми лагерями внутри страны? Тогда давно уже нужно предложить эти инструменты разделенному обществу. Владимир Зеленский предложил провести встречу между ним и Путиным.

Зеленский: «Хочу обратиться к президенту Российской Федерации Владимиру Путину. Надо поговорить? Надо. Давайте обсудим, чей Крым и кого там нет в Донбассе... Компанию для разговора предлагаю следующую: я, вы, президент США Дональд Трамп, премьер Великобритании Тереза Мей, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон... Думаю, Александр Григорьевич Лукашенко с удовольствием примет нас в Минске».

Предложение Зеленского провести в Минске переговоры с Путиным в присутствии глав четырех западных стран не имеет ни одного шанса на осуществление. И не потому, что это не нужно ни России, ни США, ни Европе.  Просто (опять-таки) украинские проблемы после Осаки (а возможно, и раньше) отошли для них на второй план. Не учитывать новой реальности политику нельзя.

По сути, Зеленский,  предложил расширить «нормандский формат» (в котором участвуют Россия, Украина, Германия и Франция) на двух участников: США и Великобританию. Но даже в своем обычном формате «Нормандская четверка» не собиралась на высшем уровне почти три года. Говорить же при этом о расширении состава, мягко говоря, нереалистично. Будет хорошо, если удастся провести встречу на высшем уровне в составе: Россия, Украина, Германия и Франция.

Москва не то чтобы взяла паузу в этом предложении, однако нет сомнений, что в итоге ее реакция будет сугубо отрицательной. России нет никакого смысла расширять круг участников переговоров, поскольку украинская тема и без того используется для давления на нее.

Официально включать Вашингтон в число посредников Москва не будет, поскольку это снова поставило бы украинскую тему в центр российско-американских отношений. Это не нужно по большому счету ни России, ни США. Все, что они могут сделать, – это перевести украинскую тему на второй или даже третий план. И они именно это и делают.

Потому предложение Зеленского о расширении «нормандского формата» – это тоже фактически попытка снова поставить украинские проблемы в центр российско-американских отношений. А ведь они только-только снизили градус противостояния по этой теме. А тут давай опять его повышать. Вот если бы были выработаны компромиссные соглашения, тогда бы к этому подключился с удовольствием и Трамп, и кто угодно.

Ангеле Меркель и Эммануэлю Макрону тоже не нужны помощники в этом пока безнадежном деле. Не нужны и очевидные неизбежные осложнения в случае расширения числа участников на США и Великобританию, когда англосаксонский дуэт неизбежно (и вынужденно) станет в таком составе главным. Ни тем ни другим подобные осложнения не нужны. Почему Зеленский не понимает, что создает всем большие и ненужные неудобства – это отдельная тема.

В Европе сейчас сложностей и без Зеленского достаточно. Канцлер Германии Ангела Меркель уходит. Очевидные причины не только проблемы со здоровьем у «железного канцлера». На фоне политического заката Меркель все большую политическую активность проявляет французский президент Эммануэль Макрон. Он имеет все шансы стать политическим тяжеловесом Европы. И явно имеет такие амбиции. Устоял Макрон и против движения «желтых жилетов», и никто из политических противников во Франции не смог воспользоваться сложившейся ситуацией и даже не пытался воспользоваться этой его слабостью. Видимо, президент пользуется поддержкой не только французской, но и американской олигархии и связанных с ними спецслужб.

На G20 в Осаке Эммануэль Макрон выступил с инициативой создания «новой архитектуры доверия и безопасности между Европой и Россией». Вообще-то эти слова вполне могли сказать и в Москве, но сказал их Эммануэль Макрон. Неудивительно, что он после этого сразу принял предложение Путина приехать в Москву на 75-летие Победы. В то время как Дональд Трамп только обещал «серьезно обдумать эту возможность». Так что в Европе Украина тоже отодвигается на второй план.

Пресс-секретарь Дмитрий Песков после G20 отметил, что «Россия впервые почувствовала взаимность от президента Трампа в стремлении нормализовать отношения». Можно предположить, что предлагаемая Макроном «новая архитектура доверия и безопасности в Европе» согласована с Вашингтоном, именно с Трампом. Оппозицию же Трампу в Осаке на G20 представляла британский премьер Тереза Мэй. Она, как могла, противостояла и Путину, но смогла достичь немного, оказавшись в Осаке скорее белой вороной.

Мэй представляла по сути американских демократов-неоконов, терпящих пока очевидное поражение от Трампа. Британия же, в силу сложившихся обстоятельств, становится лидером глобалистов-неоконов. Скорее  всего, именно Лондон продолжит и дальше свою политику конфронтации с Москвой. Станет лидером этого движения. Да и в виртуальное пространство договоренности и контроля Лондон по разным причинам не вошел.

Ключевая проблема сегодняшней украинской власти (и не только украинской) заключается в ее полном несоответствии требованиям общества и исторического момента. Эта проблема не решаема с помощью демократической процедуры. И никогда с помощью демократической процедуры не решалась. Суть ее в том, что она поставлена недемократическим путем для защиты интересов глобального капитала. А исторический момент требует защиты отечественного капитала и соответственно защиты собственного суверенитета.

Дональд Трамп пытается ее решить именно внутри системы. Что у него пока тоже не очень получается. Связь между властью и обществом как была разрушена в начале 90-х (когда произошла либеральная революция), так остается и сейчас. Либерализм позволил избавиться от ответственности перед обществом, но оставлял обязательства перед вышестоящими руководителями и перед теми, кто их во власть поставил. Сейчас открылась историческая возможность (окно) для создания в Украине правительства (или движения), ответственного за свою деятельность перед социумом, а не перед глобальным капиталом. Но среди политсил, борющихся за места в ВР, таких сил нет. Это все силы вчерашнего и позавчерашнего дня, не отвечающие требованиям ни внутренней, ни тем более внешней политики. Но объективная возможность для этого есть, почему бы такой силе не появиться? Тем более когда всем сегодня, по большому счету, становится не до нас.

И, наконец, возможность построения общества, отвечающего требованиям сегодняшнего дня (а не представлениям об обществе вчерашнего и даже позавчерашнего дня), определяется не столько наличием какого-нибудь закона, сколько наличием политической воли. Не той политической воли, которая исходит от политических вождей в их неудержимом стремлении к власти (хотя она тоже нужна), а политической воли, исходящей от социума. Именно дефицит политической воли социума обуславливает трудности формирования власти с ясно сформулированными целями и альтернативами.

В украинской политике есть политическая воля, направленная на разрушение государства, на его десакрализацию и демонтаж. И, к сожалению, сегодня она явно преобладает над политической волей созидательного государственного строительства. Что, в свою очередь, свидетельствует о том, что нашему социуму еще не так уж плохо живется, с одной стороны, а с другой стороны – политическая воля социума должна быть направлена на уже существующий в поле зрения политический субъект, который, возможно, будет призвать к воплощению этой воли.

Получается некая лента Мебиуса, где невозможно определить начало позитивного процесса. И, к сожалению, исторические изменения (и сама история) носят далеко не всегда позитивный характер. Позитивный или нет характер изменений, мы можем определить через много лет. Но некоторые моменты, идущие как бы против течения истории, мы видим сразу. Именно с такими моментами есть смысл бороться.

Почему этого позитива не происходит сразу после определения нами негатива? Ответ на этот вопрос бессмысленно искать в досрочных выборах, новых конституциях, захватах прокуратуры и пр. Ответ на этот вопрос находится в иной области – в ментальном и психофизическом состоянии общества. Можно было бы по аналогии сказать, что Украина сосредотачивается, но для этого нужно все-таки видеть эти признаки сосредоточения, а не признаки развала. Это функция времени, повлиять на которую невозможно. Максимум (и минимум), что могут делать ответственные и компетентные политики, – это учитывать нынешнее естественное психофизическое состояние общества при реализации своих властных функций. И учитывать объективные изменения, происходящие в мире, даже когда они нам не нравятся. Очень не нравятся.

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Венецианская комиссия – об украинском языковом...

Вне внимания СМИ остались экспертная оценка внесенных новым составом парламента...

Краматорск анонсировал проведение форума "Наука....

В Краматорске в понедельник, 9 декабря, состоится региональный форум «Наука. Бизнес....

Тюбинг-горка для полтавчан

За загадочным словом «тюбинг» скрывается любимая многими украинцами разных...

Сторонники ограниченных компромиссов проживают на...

По данным соцопросов, более 70% респондентов допускают поиск компромиссов с РФ и...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка